Казаки в Парагвае

БОЛЬШАЯ ПОБЕДА В МАЛЕНЬКОЙ ВОЙНЕ

Латинская Америка. Парагвай… Улица Oficial Serebriakov; город Fortin-Serebriakov… Непривычно звучание для русского уха, испанские летры да палабры. Отчего "америка латина" выбивает бронзовым шрифтом дорогие нам русские имена? Православные маковки часовенок, старорусская вязь тщательно прописанных букв (ныне всё чаще на погосте) нет-нет, да повстречается в чужой земле…

Валерий Лёвушкин, художественный руководитель ансамбля "Бим-Бом", пишет: "Асунсьон… Дорога, точнее улица, разбита на две части, посередине травяная аллея, где по всему периметру стоят на постаментах бюсты военных, ну, словом, всё как у нас, эдaкaя "Аллея героев". Не знаю, что заставило меня вчитываться в имена, написанные, естественно, на испанском, но первая фамилия, которую я увидал, была - Белов. Я подумал, что ошибся в прочтении латинских букв, но следующий бюст с надписью "Малютин" не оставлял никаких сомнений. А дальше были бюсты Серебрякова, Касьянова… и т.д. Я, да и все в автобусе, не сразу поняли, куда попали… Таинственная ситуация разрешилась…

Кaк извecтнo, в России красный режим победил сопротивление Белого движения. Оставшиеся войска были эвакуированы и приняты разными странами… Но несколько последних казачьих дивизий, практически до конца сдерживавших красный штурм, уже не мог принять ни один город Европы. И командование приняло решение идти в Аргентину. Аргентина тоже не coглacилacь принять кaзaкoв, но предоставила "коридор" для прохождения войск с полным вооружением в Парагвай.

Taк в 22-м году в Парагвае образовалось первое казачье поселение. А когда Боливия напала на маленький Парагвай, то, пocкoльку регулярной армии у cтрaны не было, правительство
обратилось к русским с просьбой о помощи. И кaзaки всё им организовали. Русские белоэмигранты составили костяк высшего командования парагвайской армии, приведя её к победе в Чакской войне. Первый главнокомандующий - русский, первый начальник генерального штаба - русский и, естественно, самые лучшие обученные полки - русские казаки.

Через несколько лет Парагвай с честью вышел из войны, изгнав вторженцев. После этого и была создана "Аллея героев" в честь солдат и офицеров, погибших в этой войне, которая
пользуется большим почитанием у местного населения, да и всех правящих режимов страны.

В Парагвае есть улицы, посёлки и города, названные в честь русских офицеров, отдавших жизнь за эту страну.

К нам на концерты приходили старички и старушки, дeти и внуки тех русских во нных, которые не смогли отстоять своё родное Отечество, зато смогли защитить чужое и нашли в далёком
Парагвае свою вторую родину…"

Насчёт "полного вооружения" может и не совсем верно, и о "последних казачьих дивизиях" - красиво… Но Лёвушкин всё же - молодчина. Я, честно говоря, не ожидал от Заслуженного артиста РФ такого прекрасного рассказа. Немного неточности, но что ж, дипломатических отношений между Парагваем и СССР не было, и въезд советских граждан в ту страну был категорически запрещён. Отсюда - малоинформированность.

Несколько папок с ксерокопиями мне прислал сын белого офицера-дроздовца С. В. Хлистунов, проживающий в Австралии, потому некоторые сведения с его разрешения легли в основу этой статьи.

Самым первым русским офицером на парагвайской службе стал Гвардии капитан Комаров. В 1912 году ему довелось принять участие в тамошней гражданской войне…

29 июня 1924 года И. Т. Беляеву было передано разрешение Президента Парагвая о создании Русского Очага.
(Справка: Беляев (1875 † 1957). В Белой Армии - инспектор артиллерии Кавказской Армии. Учёный, географ, антрополог, этнограф, лингвист. Занимался изучением индейских племён в Чако Бореаль, обширной, но малоизученной провинции Гран-Чако. До 1931 года произвёл 13 экспедиций. Составитель испано-индейских словарей).

На него же возлагалось привлечение русских специалистов для улучшения экономики республики. Среди первых двенадцати был В.Ф. Орефьев-Серебряков. Прочитав в белградской газете Призыв к русским эмигрантам генерала Белова, "всем, кто мечтает жить в стране, где он сможет считаться русским" и "свободным от большевицкой заразы", он выехал навстречу своей судьбе.

Правительству Парагвая было гарантировано, что вновь прибывшие ни под каким соусом не были в составе Красной армии.

Предложения принять казаков, учитывая их большие колонизационные навыки, поступали не только от Парагвая, но и от Перу, Аргентины, Мексики, Бразилии и Антильских островов. Важным было и то, что правительства стран-реципиентов принимали такую колонизацию по принципу казачьей самобытности, т. е. допускалось ношение казаками формы, оружия, сохранение казачьего самоуправления. Положительный многовековой опыт казаков-первопроходников учитывался "без экзаменов". Казаки с первых шагов беженства стали организовывать станицы, построенные на началах взаимной выручки, уравнительного землепользования, коллективности.

Первым офицером-белогвардейцем на парагвайской службе стал казак станицы Новочеркасской Голубинцев. Последний чин казачьего Сакро Дьябло - капитан. Оренбургский казак
Челябинского округа Н.А. Черканин прибыл в Парагвай в октябре 1926 года из Аргентины с 12-ю песо в кармане. Он был назначен директором по земледельческой части в колонию Сан-Лазаро (960 га земли). Главная цель, по его словам - устроить в колонии русско-казачье поселение. "Нужно сказать откровенно, что здесь не Матушка-Россия. Не многоводная
раздольная Кубань, не цветистый Тихий Дон и не родимая моя Сибирь" - писал чуть позже колонист-казак.

О новой, ещё не обустроенной жизни эмигрантов в Южной Америке можно получить представление из следующего.
Большая группа казаков с ген.-майором И.Д. Павличенко приехала в 1929 году в Перу. Как вспоминал б. кадет Донского Императора Александра III корпуса, Николай Гуцаленко, 26 июня в день прибытия "нам устроили приём с оригинальным угощением "пачаманка" - жареный бык с начинкой из кур, индюков, морских свинок и даже ягнёнка. Жарят его в яме, обложенной
плоскими камнями, которые сначала накаляются расположенным внутри костром. Затем золу с углями выметают и кладут туда начинённого быка, сверху покрывают его каменными плитками, засыпают землёй и дёрном и на этом кургане опять разводят костёр на всю ночь. На следующий день быка вынимают и едят горячим с хлебом или с "тамалями", сделанными из кукурузной муки с начинкой маслин и паприки…". Приём приёмом, однако условия были сверхтяжёлыми. Казачья песня тех лет делилась "жалостями":

Эх, Перу, ты наша каторга, -
Заграничная тюрьма.
На твоих лесах тропических
Дух казачий умирал.

Но со временем жизнь поселенцев налаживалась, и интересы второй родины начинали восприниматься как свои собственные.

Парагвайской зимой, 15 июня 1932 года, вспыхнула 2-я Чакская война между Боливией и Парагваем. Конфликт произошёл за ставшею спорной территорию Гран-Чако (230 тыс. кв. км.),
богатую, как думали, нефтью, которая оказалась по содержанию не товарного качества. Войну начали уругвайские военные. В августе Беляев с отрядом добровольцев уходит вверх по реке Парагвай для освобождения форта Карлос Антонио Лопес в лагуне Питиантута, захваченного боливийцами. Уже через месяц доблестный Иван Тимофеевич получает парагвайское воинское звание - дивизионный генерал.

Необходимо отметить, что Беляевым активно привлекались на службу в качестве партизан-диверсантов индейцы. Сам главнокомандующий Парагвая был происхождением гуарани. Союзные племена в какой-то мере помогли предотвратить боливийскую экспансию. Гибель индейского вождя Чикинокока у вышеназванного форта позже вошла в либретто Беляева к грандиозному спектаклю, который с успехом шёл в странах Южной Америки. К слову, у меня есть выписка, что "в американских газетах появилось сообщение, что английской экспедицией в дебрях Южной Америки встречено индейское племя, вождь которого оказался русским. По его словам, он терский казак".

Всех русских к указанному году проживало в республике около ста человек.


Моряк, князь Туманов, сообщает: "В настоящий [1932] момент на службe Военного Ведомства, в Армии и во Флоте служат 19 офицеров, 2 врача и 1 ветеринар, иначе говоря, русская колония мобилизовала на защиту страны более 20 процентов своего наличного состава".

"В августе 1932 г. группа офицеров собралась обсудить сложившуюся ситуацию. Слово взял Николай Корсаков. "Почти 12 лет назад мы потеряли нашу любимую Императорскую Россию,
оккупированную силами большевиков, - сказал он, обращаясь к своим соотечественникам. - Сегодня Парагвай, эта страна, которая с любовью приютила нас, переживает тяжёлые времена. Так чего же мы ждём, господа? Это же наша вторая родина и она нуждается в нашей помощи. Ведь мы же офицеры!".

Офицеры русской императорской армии и белогвардейцы оказали величайшую, да просто грандиозную услугу государству, которое называли Парагуай! Многие и многие из них были
отмечены высшими наградами республики.

Без преувеличения можно написать, что на чужбине наше офицерство являлось носителем русской военной культуры. Какие имена! Ушёл из жизни в 1972 году генерал-майор Н.Ф. Эрн. У барона Врангеля он занимал пост п.д. ген. штаба армии. Николай Францевич - офицер лейб-гвардии Казачьего полка, в эмиграции один из составителей Истории своего Гвардейского казачьего полка. Все, даже высшие должности, которые он занимал, нет возможности хотя бы перечесть.

Его брат, полковник С.Ф. Эрн строил фортификации на парагвайской службе. Всего же из русских на высших должностях в парагвайских чинах было, как говорят, 4 подполковника, 8
полковников (среди них Иосиф Пушкаревич и парагвайский полковник А.Н. Флейш(н)ер, сын б. Терского казачьего Атамана). Есаул-шкуринец Ю.М. Бутлеров начал службу в чине майора. Его именем названа столичная улица - "Полковник Бутлеров".

… Князь Туманов писал:

"Один из них уже отблагодарил приютившую его страну, пожертвовав за неё своею жизнью. 28-го сентября, при штурме форта Бокерон [в Чако] пал смертью храбрых батальонный командир пeхотного полка Корралес, капитан парагвайской службы Василий Фёдорович Орефьев-Серебряков - бывший есаул Донского Казачьего Войска". В.Ф.
Орефьев-Серебряков, верховой казак станицы Арчадинской, Усть-Медведицкого Округа Войска Донского. Последний чин - есаул. Улица Официал Серебряков, город Фортин-Серебряков (Форт Серебрякова) - увековечили имя отважного казака.

Бюст команданте Малютина, служившего в чине лейтенанта (затем капитана), установлен в столице Парагвая.
Хорунжий (сотник) Кубанского казачьего войска, Василий Павлович был убит у Пасо-Фаворито 22 сентября 1933 года. Донской казак Н. Блинов воевал в чине капитана. Улица "Капитан Блинофф" в Асунсьоне - вечная память о казаке-романтике.

Всего из белогвардейских офицеров в офицерских чинах парагвайской службы было, как пишут, капитанов - 23, а майоров - 13 человек.

В армии Парагвая, по непроверенным данным, служило около трёх тысяч казаков и офицеров из Белых армий. Сколько было погибших или умерших (от ранений, либо лихорадки "чуча") рядовых чинов из русских, знает только Господь.

К концу 1933 года начальником генштаба армии Парагвайской республики Беляевым и его братом был создан "Колонизационый центр по организации иммиграции в Парагвай". Центр находился в Париже, а почётным председателем избран генерального штаба (1900), гвардеец, генерал-лейтенант (1918) Богаевский. И если бы не смерть Атамана, кто знает, как бы далее развернулись те события.

"В марте 1934 года Беляев получил письмо от президента общества "Русская эмиграция в Африку" Фёдорова с просьбой оказать содействие выезду в Парагвай 1000 семей русских староверов и казаков, осевших в Литве. Сначала они намеревались выехать в Марокко, но, прочитав в журнале "Казак" манифест Беляева, призывающий к отъезду в Парагвай, решили попытать счастья на южно-американской земле.

В апреле 1934 года из Марселя в Южную Америку отправился первый пароход с эмигрантами (около 100 человек). В письме к Беляеву председатель Колонизационного центра атаман Богаевский отмечал "уверенность казаков в покровительстве" Беляева и выражал надежду на "беспрепятственное продолжение начатого процесса" (Наталья Гладышева. "Уголок России в Парагвае"). Из этой казачьей группы в мае были получены письма о прибытии на имя редакции "Часового". Привожу выписки: "…На берегу стоял военный в форме прусского образца, в
генеральских лампасах - ген. Беляев… Место нашей станицы в 10 км. от г. Энкарнасьона… Как здесь всё своеобразно, как не похоже на европейское…".

Какую форму носили парагвайские военные?
Похожую очень на австрийскую или немецкую, - и цветом и покроем. Погоны по немецкому же типу. Стальные шлемы, как и тропические, были немецкими.
Уставы, в общем, тоже.

Та война (1932-35) унесла жизни сорока тысяч парагвайцев и ранеными - втрое больше указанного числа. Боливийцев погибло на порядок больше, а пленными взято неимоверное количество! Армия отстояла прежние границы Парагвая и война закончилась. В августе 1935 года между странами было подписано перемирие.

Участие Белых воинов - казаков и офицеров - в Чакской войне сыграло величайшую роль в победе республики. Хотя казаки ни разу и не участвовали в лихих конных атаках, но всё же…
Пистолет-пулемёт тут уж оказался сподручнее.

Такого весомого вклада русского офицерства в оборону чужой страны, ставшей второй Родиной, не знала ни одна страна в мiре. А вести боевые действия Белые казаки и офицеры не только не разучились, но и с блеском показали мастерство и величайшую школу Русского Оружия Императорской Армии. К началу 30-х годов парагвайцы имели вместо армии малочисленные военизированные дружины. К концу войны русскими офицерами была создана 50-тысячная регулярная армия и военный флот (кстати, белогвардейцы отменили красные звёзды в парагвайской авиации, как опознавательный знак).

Может, и мелочь, но парагвайские солдаты даже маршировали под переведённые с русского языка строевые песни. Магазинная винтовка "Маузера" образца 1907 года на плече… босые ноги. Голубинцев вспоминает, как его, кавалериста, поначалу шокировало ношение местными шпор над голой пяткой!

Экзотика переплеталась с реальностью. Есаул Серебряков служил в полку, имевшем название "Кораллы", другие полки именовались Mono negro - "Чёрная Обезьяна", Hormiga muerta
-"Мёртвый Муравей" ("Дохлый Муравей", как шутили русские) и т.п.

О мужестве русских офицеров в боях мнение парагвайцев - едино-душно-восторженное.

После смерти Беляева был объявлен Национальный траур. Отпевание состоялось в столичном русском Свято-Покровском храме в присутствии многочисленных высших чинов и
русских эмигрантов. Что интересно, у церкви стояли индейцы и пели Отче Наш, как их научил генерал.

Индейцы гуарани (клан Тигров чимакоки) провозгласили русского генерала своим вождём. Они "несли почётный караул два дня, а когда гроб с телом Беляева на военном корабле был вывезен на остров посреди реки Парагвай, избранный им местом последнего упокоения, когда отгремел военный салют и отзвучали надгробные речи, индейцы отстранили белых. В хижине, где их вождь учил детей, они долго пели над ним свои надгробные песни.


Комментарии

Аватар пользователя inca
Ищу место захоронения Предков. Казаков Оренбургского Казачего конвойного полка. Просьбо помочь если есть информация по личному составу. Спасибо.

Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
6 + 12 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.