Максим Калашников о настоящем и необходимом Будущем России:Наука и техника в нашей стране – это рыбы, которые выброшены на берег

Максим Калашников: У нас обязательно должна быть Цель. Великая, дух захватывающая, зажигающая мечтой 

Если бы герой известного фильма Марти МакФлай прилетел в СССР 2015-го, то, безусловно, увидел бы цивилизацию будущего. Именно такой свою страну представляло поколение 60-70-х, когда Союз активно развивался, стремился ввысь, и у всех было ощущение: "Мы можем все!" И в 80-х оно не было потеряно, хотя у родившихся и воспитывавшихся в те годы превалируют уже другие воспоминания, связанные, в основном, с катастрофами. Перестройка ради перестройки, как и модернизация ради модернизации - выхолащивание ресурсов. Для внедрения в России перспективных разработок и нового рывка нужна работающая промышленность, ясные цели и взгляд в будущее взамен психологии временщиков. Об этом и многом другом в интервью Накануне.RU рассказал писатель-футуролог, публицист, член федерального совета "Партии дела" Максим Калашников. 

"Медведеву должен ящик коньяку"

Вопрос: Максим, вспомним 2009 г., когда Медведев, будучи главой страны, поручал Собянину рассмотреть "предложение российского гражданина Максима Калашникова о технологической модернизации экономики", которое президент "прочитал в интернете". Расскажите, как вообще это случилось и чего ожидали от письма сами?

Максим Калашников: Во-первых, я не ожидал ничего от этого письма. Это было, откровенно говоря, вызывающее письмо, если не сказать, хамское. На грани, скажем так, с такими подколками – а слабо?

Оно начало распространяться по интернету, и Медведев ответил. И этим самым мне сделал такое паблисити, что, в принципе, я, наверное, до сих пор ему должен ящик коньяку.

Естественно, Медведев со мной не встретился, с Собяниным была ритуальная встреча. Но меня поддержал Фортов касательно агентства передовых разработок, он тогда еще не был главой РАН. И на этом все кончилось. Я смеюсь, смотрю на это философски. Спасибо за рекламу!

 Накануне.RU

Вопрос: Но все равно какие-то Ваши идеи были взяты как прообраз, "Сколково", наверное, власти видели как город будущего, также Вы аналог DARPA предлагали сделать, а потом появился Фонд перспективных исследований…

Максим Калашников: Да, я давно уже смеюсь – то, что написано в книжках Калашникова, спустя пять-десять лет пытается повторить власть, но выходит это как симфония Моцарта на турецком барабане и на дудке. Арфы нет – возьмите бубен!

Я так понимаю, что в то время в медведевской команде уже созрел план создания "Сколково", названия тогда еще не было, но они узрели в этом потребность. А город будущего они с технопарком перепутали. Город будущего не сводится к технопарку! И, в общем, все, как и следовало ожидать, заглохло. "Сколково" проектировалось без моих инноваторов, меня, естественно, никто не позвал. Проектировал его француз, русских даже приличия ради не пригласили на конкурс. И само "Сколково" получилось не городом будущего, а бизнес-центром. Таким "бантиком сбоку". Ведь у нас экономика сырьевая, отторгающая инновации.

Идея нынешнего Фонда перспективных исследований (ФПИ) носилась в воздухе, не забывайте, что Максим Калашников – из группы людей, которых я называю когнитарии. Мы же видим, как устроены инновационные процессы. Место американского Агентства передовых разработок (DARPA) у нас пустовало, тогда как в СССР был аналог такой структуры - секция прикладных проблем при Академии наук. Также был Госкомитет по науке и технике, Госкомитет по изобретениям. Хотя ярко выраженного DARPA в СССР не имелось, все равно орган инновационного развития в СССР был. Во времена Сталина, например - Специальный комитет при Совете министров СССР под руководством Лаврентия Берии. Считайте, второе, инновационное, правительство.

Фонд перспективных исследований не мог не возникнуть. Единственное, как мне рассказывали, работа там строится по принципу "все свои", и такое впечатление, что состоялся некий картель. И я видел финансирование ФПИ – 100 млн долларов в год. Это ничего. С бюджетом DARPA сравнить невозможно, это в 25 раз меньше. При том, что страна действительно в жутком положении, отсталая, надо наверстывать отставание. Казалось бы, все наоборот должно быть. И когда на Чемпионат мира по футболу или на Олимпиаду выбрасывается в 500 раз больше – то это лишний раз говорит о том, что нынешней элите научно-техническое развитие не нужно.

 Накануне.RU

Хотя, не отрицаю, получилось интересно. Просто я бы перечень работ ФПИ расширил и добавил финансирования. Считаю, что ФПИ должен работать на всю экономику, а не только на военную отрасль. Там есть такой намек, но я бы сей акцент сделал четче.

Вопрос: То есть, при желании, этот механизм можно оперативно усовершенствовать? Но, несмотря на все заявления, реальное инновационное развитие нашей элите не нужно?

Максим Калашников: Наука и техника востребованы в стране, где развивается несырьевая, наукоемкая промышленность. Если сравнить науку, технику, образование и культуру с рыбами, им нужен аквариум с водой. Что создает такой "аквариум"? Работающая промышленность – которая требует новые технологии, ставит задачи, ей надо решать возникающие проблемы. Ведь некоторые неизвестные ранее эффекты возникают только в работающей промышленности. Ну кто знал до развития авиации о флаттере – опасной тряске конструкции? На него наткнулись – стали решать проблему. Стали строить корабли со скоростными винтами – наткнулись на явление кавитации. В Российской Федерации нет этого "водоема" - работающей промышленности. Наука, ФПИ, DARPA, вузы, НИИ, академии – сейчас это рыбы, которые выброшены на берег. Вот, что самое страшное. Если ты хочешь сделать инновационный рывок, ты должен одновременно вести индустриализацию. В РФ это условие не соблюдено. В то же время, прорывные технологии возможны лишь благодаря новым фундаментальным открытиям в науке, благодаря новым знаниям. Так что тут все взаимосвязано, как в экосистеме.

Вопрос: Получается, власти индустриализация не нужна или в чем-то даже опасна? 

Максим Калашников: Если начнется индустриализация, нынешние элиты (это в лучшем случае!) будут отодвинуты от власти. Как феодалы, князья, бароны. В худшем – уничтожены. Разве высокотехнологичные корпорации смирятся с господством торговцев сырьем и чиновниками-освоителями бюджета?

Чтобы был толк от инновационного агентства, нужна индустриализация, перестроенная Академия наук. К ней, как при Сталине, нужно пристроить прикладную секцию, непременно распустить Комиссию по лженауке и заменить ее на Центр экспериментальной проверки изобретений. Пусть он отделяет шарлатанов от гениев. Но только не бумажно, а экспериментально. Среди мутного потока, на 999 шарлатанов придется один гений, но зато какой! А при нынешней Комиссии по лженауке мы рискуем упустить новых Теслу, Ломоносова, Менделеева. Также я бы основал еще одну, прикладную, конкурирующую Вторую академию – применил бы айзек-азимовский прием. Хотя у Айзека Азимова вторая академия была психоисторической, я бы сделал Академию-2 прикладной.

И еще одним элементом инноватики, наряду с Агентством передовых разработок, реформированной РАН и Второй академией, вместе с сильными университетами, могло бы стать опытное, опричное, потешное – назовите как угодно - государство. Должна быть лаборатория для проверки инноваций. Новый беспилотник появился? О, давайте сюда! Армия говорит – этот беспилотник не работает, не может работать. Предположим, он обошелся в 5 млн долларов и был разработан частной фирмой энтузиастов, там чиновникам и генералам уже ничего не "спилить". Не списать на секретные разработки десятки миллиардов рублей. Генералы говорят – нет, не работает предложенный дрон. Да-а-а-а? А у меня в опытном-то государстве он работает, да еще как! Мои люди уже проверили. И я начинаю проверять генералов. С нужными оргвыводами и уголовными делами. Почему это они отвергли разработку команды энтузиастов?

Вопрос: У нас еще есть нечто подобное - государства в государстве, это закрытые атомные города. Но недавно Минэкономики заявило об открытии шести таких ЗАТО: Зеленогорска, Новоуральска, Заречного, Звездного, п. Локомотивного и Северска. Не ошибка ли это?

Максим Калашников: В принципе, не совсем ошибка. Некоторые из таких городов не могут быть закрытыми сейчас. Почему могли существовать закрытые советские города? Потому что существовала мощнейшая научно-индустриальная экономика, которая выдавала им заказы. Возьмем Железногорск. Союз ему заказывал десятки спутников в год (причем не только военных), "секретный град" работал в три смены. Сейчас таких заказов закрытым городам нынешняя сырьевая экономика дать не может. Если ты закроешься – то умрешь от голода, надо открываться. Таков вынужденный шаг. Закрытые города, наверное, в будущем уже не возродишь в советском виде. Они должны стать городами опытно-параллельного государства. Ведь там сконцентрированы лучшие кадры, внедряется все самое новое. Если не ошибаюсь, один из наших закрытых городов отапливается реактором теплоснабжения "Рута". В 70-х гг. у нас планировалось, что в городах будут стоять маленькие реакторы, но после Чернобыля начался маразм, это все прекратилось.

 Накануне.RU

Делаем вывод: в рамках сырьевой экономики прежние закрытые города не выживут. Вот, что жутко. Вы посмотрите, что у теперешнего государства в приоритете – "ноги", футбол, Олимпиада. Хотя кто вспомнит сейчас этих олимпийских призеров?

Если бы МакФлай прилетел в СССР 2015-го

Вопрос: Недавно много обсуждался так называемый прилет Марти МакФлая из фильма "Назад в будущее" в 2015 г. А каким Вы видели в юности СССР 2015-го? Была ли это цивилизация будущего?

 

Максим Калашников: Да, естественно! Я принадлежу к поколению тех, кто родился в 60-е, мои самые ранние воспоминания из телепередач, кроме сказок - это старт с "Байконура", фильм про луноход (репортаж о том, что он "видел"), и репортаж о взлете американского корабля с Луны. Я, правда, был несколько разочарован, корабль напоминал мамину кастрюльку на ножках. Но дух дерзкой космической экспансии, пламенная вера в могущество науки и техники – вот та атмосфера, в которой мы формировались с раннего детства. Даже наши сказки повествовали о торжестве робота советского Чао над восточным волшебником, а Хоттабыч с помощью пионера Вольки дивился нашему технократическому миру. Мир Незнайки в Солнечном городе – вот мое детство.

Все, что меня окружало, было нацелено в будущее! Мой игрушечный звездолет, который я катал, пускал искры, ревя шестеренками и маховиком. Он был железным, им можно было убить, а в случае войны, видимо, сдать на переплавку на танковую броню. Это игрушка советская, сейчас таких нет. Я включал телевизор, видел фильм про хитрого робота с Юрским в главной роли. То время меня сформировало, а мы все - родом из детства. Мой отец любил научно-популярные журналы, я, естественно, их тоже читал. "Знание - сила", "Юный техник", "Наука и жизнь".

Пожалуйста – вот города будущего, города-дома, кварталы-дома среди лесов, авиетки в небе, новая энергетика. Новая атомная энергетика, где даже металлургия работает с помощью ядерных реакторов. Я начал читать в пять лет и очень рано увлекся журналом "Искатель".

Я был маленьким, и иногда у меня сознание не отделяло фантастические рассказы от документальных, они смешивались в детском сознании. Я научился это разделять лишь в первом классе. А до того мне казалось, что наши уже были на Марсе…. 

Все вокруг насыщало людей будущим: вперед, мы все можем! Ты включал телевизор: ура, луноход! Мы будем на Марсе! 1971 г. - первая орбитальная станция.

И, самое главное, жизнь за моим окном менялась. Мои самые ранние воспоминания: по улицам бегают "акулы" – ГАЗ-21 "Волга" и "Москвичи" 407-е, и я помню, как появляются "Жигули", 4-ка, более современные, я помню, как были перьевые ручки с чернильницами на почте. Вот они исчезают – появляются шариковые ручки. Вот появились цветные фломастеры. Первый магнитофон, который я увидел, был страшным чемоданом. Но на моих глазах эти советские магнитофоны год за годом "сплющивались", становились меньше. Бобины уступили место компакт-кассетам. То же самое было и с телевизорами. Моя страна это все делала! Я помню, как появляются первые электронные часы в 1978 г.– часы, которые я бы и сейчас с удовольствием купил. В 1978 г. появляются калькуляторы и стоят 120 руб. за штуку. Спустя три года – 40 руб., в три раза меньше. Самое главное, что это все было наше, не импортное, не китайское и не американское! До конца жизни, когда будут говорить "звездолет", я буду представлять свою жужжащую железную птичку со звездой на бортике. Когда мне будут говорить "телевизор", я буду представлять отечественный телевизор "Вечер" или "Горизонт". В отличие от современных детей, мы росли в окружении игрушек и сложных технических вещей с отечественными марками, нашего производства, и потому у нас не было такого комплекса национальной неполноценности и отсталости, как сейчас.

И это чувство "Мы можем все!" к 1985 г. оставалось. Да, я считал, что много есть проблем, но если правильно все организовать, то мы рванемся вперед. В 1985 г. я не видел этот фильм Земекиса, а увидел, по-моему, в 1997-1998 г. Но у меня в 1985-м были схожие ожидания того, что в 2015-м моя страна будет страной воплощенной Мечты, новой цивилизацией.

Кто родился на 10 лет позже, этого чувства не имеет. У них самые ранние воспоминания – это катастрофы и беды: "Нахимов", Чернобыль, резня в Сумгаите, война в Карабахе. А я в эти критические 10-12 лет застал ту, еще динамично развивающуюся страну.

Сериал "Зона отчуждения" (2015 г.) показал, каким бы был СССР наших дней, не случись авария на ЧАЭС

Вопрос: И в этом разница времен, сейчас нет "аквариума" для инноватики, потому что цели у страны не определены, но тогда вопрос – а что создавать? Представим, какие должны быть цели – на нынешнем этапе? Что запускать, инновации в каких отраслях?

Максим Калашников: Очень хорошее добавление. Для меня такой вопрос не стоит, у меня эти цели давно в голове. Для этого надо ответить на главный вопрос, ради чего затеяли весь сыр-бор и куда мы идем? Очень хорошо сказал профессор Валентин Катасонов: экономику ради экономики делать нельзя, экономика должна иметь цель. Когда власть заявляла в начале путинского правления, что надо удвоить ВВП, естественно, это сердец людских не зажгло. Правда, и сейчас находятся люди, которые говорят, что по ВВП надо приблизиться к европейским показателям. Моя цель? Почему я в "Партии дела"? В программе партии написано: цель политики новой индустриализации – поднять народ, возродить великую державу, воссоединить русский народ и создать в рамках нашей цивилизации цивилизацию будущего. Решить те проблемы, перед которыми спасовал и Восток, и Запад. Эта мечта в моих книгах есть. У власти такой мечты нет. У элит пока есть одна цель – остаться у власти вечно. Но дело в том, что власть тоже должна существовать ради чего-то. Если власть в какой-то стране существует ради самосохранения, ради самой себя, то такие страны плохо заканчивают. И если посмотреть примеры тех стран, где власть существовала ради самой себя, то это плохие примеры. Такие страны ведь не дали примеров какого-то рывка. Я предлагаю свою цель. Но, может, у власти есть другая цель? 

 Накануне.RU

Почему нужна Великая Цель 

Вопрос: Предположим, процесс запущен, цели поставлены, и стоит задача что-то создать инженерам. Но по Вашим же расчетам, у нас с 2012 г. идет убытие инженерных кадров советской школы. Есть ли сейчас те, кто могут поставить задачи, и те, кто их сможет выполнить?

Максим Калашников: Вопрос провокационный. Пока я не вижу, чтобы было кому эти задачи поставить. Во-первых, власть страдает шизофренией, раздвоением сознания. Мы видим два крыла в элите. Одни – прозападные компрадоры, системные либералы, именно российского разлива – это российские либералы, их представления застряли на уровне начала 80-х гг., когда пришли рыночные ультрас. Эти люди уверены, что место РФ в мировом разделении труда – сырье. Второй отряд – силовики, чиновники. Они вроде как не прозападные, но в экономике они с либералами сходятся очень во многом: сырье вывезем – все купим. В крайнем случае сами ничего не будем делать, пригласим иностранную фирму – если мы, скажем, производство определенных станков утратили, то она их нам поставит. Такие вот они лентяи, митрофанушки. Кто-то придет – и за нас все устроит, потрудится. То, что при этом научно-конструкторские школы останутся за границей, а свои вымрут, и при этом иностранцы спихнут сюда все устаревшее – до этих "патриотов" не доходит.  Сейчас, к сожалению, цели ставить некому, ни одно, ни второе крыло власти на это неспособно.

С инженерными кадрами дела обстоят неважно. Как вы понимаете, хороший инженер только в реальном деле воспитывается. Из вуза выходит "полуфабрикат". Мало того, студент в нормальном вузе уже с третьего курса должен работать на реальном предприятии, в СССР в лучших, ведущих вузах это было: студент с третьего курса начинал участвовать в настоящей работе реального НИИ или научно-производственного объединения. Это не надуманные задачи ставились перед учащимися, а реальные. Тогда в СССР были богатые мощные работающие предприятия с передовой на тот момент техникой, высокооплачиваемыми конструкторами, которые не думали, где им "зашибить деньгу", семью накормить, а они были полны энтузиазма и натаскивали студентов. Где нынешним инженерам получить таких мастеров-наставников?

Вопрос: За границей?

Максим Калашников: Да, теперь получается, что за границей, вот они и уходят туда, здесь этого нет, несмотря на все заявления о державности. Зарплаты в том же ВПК – стыдно сказать, какие.

 Накануне.RU

Вопрос: Но как тогда оцените успех "Калибра" производства ОКБ "Новатор"? Разве это не доказательство того, что еще можем?

Максим Калашников: Это разработка 1983 г. Я не удивлюсь, если эти ракеты были выпущены в 1989 г., а сейчас их просто отстреляли. Идеология этой техники - конца 70-х – начала 80-х гг., дозвуковая низколетящая крылатая ракета. Нам показали успех СССР, а я хочу увидеть успехи РФ. Честно говоря, это уже должно быть оружие нового поколения, стрельба из "Калибра" – да, ура, чепчики в воздух бросили, но это напоминает стрельбу из пушки по воробьям. А если летающие роботы (ударные дроны-беспилотники) сделать, запустить над Новороссией и Сирией? Причем "Калибром" ты выстрелил, он долетел, поразил цель и сам "погиб". А летающие роботы поразили цель и еще вернулись, ты их перезарядил. Причем они намного дешевле крылатой ракеты.

 Накануне.RU

Вопрос: То есть, явных успехов РФ, несмотря на все бравады об инновациях и модернизациях, мы не видим. Получается, что когда начинается модернизация ради модернизации, то идет схлопывание этого процесса?

Максим Калашников: Да, мы возвращаемся к тому же вопросу о воодушевлении, мотивации, великой Цели. Вспомните классический фильм "Джентльмены удачи" 1972 г. – как заставить детей есть кашу? Просто так ее есть? Нет, мы готовимся к полету на Марс, надо основательно подкрепиться! Американскому инженеру поставь задачу непригораемую сковороду сделать - он бы, наверное, ее изобрел, что-то бы да придумал. Но когда понадобилось срочно обставить русских в космической гонке Холодной войны и полететь на Луну – тогда и был изобретен тефлон. Сотовые конструкции как появились? Надо было обогнать русских в космосе, корабль "Меркурий" был сделан из легких сотовых конструкций, наш "Восток" по сравнению с ним – как трактор. В космосе нужно иметь все компактное, и надо было изобрести на запястье надевающийся тонометр, например. Или миниатюрную электробритву.

Когда ты решаешь грандиозную задачу, то ты столько решаешь и создаешь попутно, что дух захватывает! Созданное по пути - то, что идет в мир, в люди! Я смотрю, как американцы работали на атомный проект. Боже мой, сколько же они попутно приобрели! Вот в чем дело, обязательно должна быть Цель! Великая, дух захватывающая, зажигающая мечтой..

А нам сам Бог велел иметь такую цель. Нам же сказали, что распад СССР – крупнейшая геополитическая катастрофа. Владимир Владимирович не первым это отметил. После такой катастрофы, разделения нации, стольких лет унижения подняться как птица Феникс, смерти вопреки – вот это задача! А давайте кликнем клич, если такая задача будет поставлена – сколько изобретений, инноваций принесут люди! А новое строительство, новая медицина? Это уже, можно сказать, доказано, у нас нашли средство лечить гепатит С с помощью экстракта березовой коры. И эти лекарства намного дешевле западных. Представьте себе, что во имя достижения Великой Цели сотни русских исследователей, новаторов, изобретателей приносят нам свои детища. А за ними тянутся и иностранные их коллеги. Ибо именно Россия востребует их "безумства". Все вместе это дает нам сумасшедший рывок, новое качество, новые корпорации мирового уровня.

Был такой философ, Николай Данилевский (1822-1885 гг.), именно он заявил, что русские – это отдельная цивилизация, не Запад, не Восток, мы сами по себе. Он считал так: власть должна придерживаться принципа экономии народных сил. Переведем идею Данилевского на современный язык. Если ты объявляешь великую цель, но у тебя не хватает ресурсов, то ты можешь решить проблемы с помощью инноваций. Там, где твой конкурент тратит миллион долларов, ты можешь потратить 50 тыс., то есть кратно меньше. Что получается?

Если ты ставишь задачу – то ты запускаешь этот процесс экономии народных сил. А когда поставил задачу – формируешь под это план. Видишь, какие отрасли нужны, видишь, что можно "вырастить" из удачных изобретений и разработок, понимаешь, какие города нужно развивать. Какие тянуть коммуникации, какие мосты и плотины строить. Сколько нужно гектаров пашни, сколько на них нужно машин. Рождается план пространственно-производственного развития страны. Ты не блуждаешь в потемках, а ведаешь, сколько нужно энергии, какая нужна экономическая политика. Что нужно защищать протекционистскими барьерами в первую очередь, что должно быть полупроницаемым, что можно спокойно пропускать извне в страну. Когда ты формируешь план – начинается развитие, и ты тянешь к себе инновации, страна начинает развиваться при новой промышленности.

 Накануне.RU

Вопрос: Но вот сейчас мы видим, что цена на нефть – 40-50 долларов, от "крупнейшей геополитической катастрофы" мы не оправились, где-то "идем по граблям", и сама жизнь подталкивает к тому, чтобы цель появилась. Если эту цель реализовывать, Вы бы какой опыт предложили для развития?

Максим Калашников: Когда цена на нефть в 1985 г. стала падать, СССР предпринял усилия в очень правильном направлении. Я читал материалы XXVII съезда КПСС: ускорение, переход на конкурентоспособные технологии, энергосбержение, высокая производительность труда, материалосбержение, выход на передовые рубежи. Тогда смеялись, а ведь все правильно было поставлено. Просто Горбачев нажал на еще одну, политическую кнопку, и все это повалилось, взорвалось. Мне Горбачев всегда напоминал человека, который сразу включил двигатели первой, второй, третьей ступеней, и ракета взорвалась. Была поставлена задача правильно, был накоплен потенциал, и надо было развиваться. Ничего этого не случилось, верхушка ничего менять не хотела, она нужные реформы саботировала, хотя и была гораздо более технократичной, чем нынешняя. Это печальный опыт, им воспользоваться нельзя.

Каким опытом можно воспользоваться? Один к одному мы, конечно, ничего не сможем взять и просто повторить чей-то прошлый успех. Но источником нашего вдохновения должен быть Иосиф Виссарионович Сталин. Естественно, только частично, потому что условия не повторяются, нет бездонной деревни, где можно черпать дешевую рабочую силу. Но от Сталина мы возьмем системность и проектность развития, дальновидность. Второй источник – Франклин Делано Рузвельт, его Новый курс. Потому что Рузвельт показывает, как можно развиваться, используя рычаги эмиссии, о чем говорит Сергей Глазьев, кстати. Рузвельт это называл "заправкой денежного насоса". Это - государственные программы развития. Мы можем подсмотреть кое-что в Германии 30-х, в Италии 20-30 гг., в эпоху так называемого итальянского продуктивизма. Опыт есть, надо его синтезировать и творчески развивать. Конечно, для новых условий придется изобрести нечто новое.

Нужно показать образ будущего, куда мы идем. Если вспомнить СССР, там была масса книг о грядущем, в которых показывали города завтрашнего дня, космограды. Зажги людей этими образами – и ты получишь ресурс, желание работать, новую индустриализацию, чтобы создать тот самый "водоем", чтобы все развивалось. Природные ресурсы у нас в наличии. Глазьев говорит – есть резерв эмиссии, 30 трлн, которые можно постепенно, через бутылочные горлышки, через конкретные программы, через конкретные механизмы, предотвращающие выплеск эмиссии на валютный рынок, использовать. Пусть на валютной бирже покупают валюту только под экономические цели. Пусть естественные монополии попадут под особый контроль и не могут задирать тарифы. Пусть на рынке при такой "заправке денежного насоса" будет конкуренция.

Дальше есть такой резерв, как принудительное возвращение награбленного. Политика развития потребует смены части элиты как тормоза развития. У этой части надо отбирать ее богатства.

А если мы осуществим новую индустриализацию, то появится и третий источник средств для развития России. Мы сможем зарабатывать на внешнем рынке. Представьте себе, если на внешний рынок выйдет русское бетулиновое, дешевое лекарство от гепатита С. Не признаете? А пофигу! Мы признаем. Вы переделили рынок "боингами" и "эрбас"? Мы выходим на рынок с гибридными летательными аппаратами. Эти воздушные корабли - помесь дирижабля и аппарата тяжелее воздуха. Мы, конечно, летаем медленнее, но какая грузоподъемность у нас при этом! И билет стоит в три раза дешевле, чем на ваши "джеты". Вам охота в этих бьющихся гробах летать? А у нас безопасно.

Мы выходим на рынок с турбовинтовыми лайнерами. Турбовинтовой Ил-114 шумный, я летал на турбовинтовых Ан-24 и Ил-18. Да, ревет в салоне, однако никто от этого не умирает. Ровный гул пролетающих в небе Ил-18 я помню и сейчас: он никому не мешал. Но посчитано: если бы сейчас Ил-114 летал, он бы топлива тратил в полтора раза на пассажира меньше, чем Боинг-737. Да, шумный, да, медленнее на 150 км в час, но зато он дешевле и безопаснее! Ах, вы не берете наши новые турбовинтовые лайнеры в Европу? Так мы заработаем на рынках Азии. Кстати, в Африке с руками рвут оставшиеся Ан-12 и Ил-18. Так выпустим эти самолеты на новом технологическом уровне!

В судостроении русские выходят на рынок с подводными грузовыми судами, которые при тех же энергетических затратах идут гораздо быстрее – у них меньше сопротивление. Или предлагают большегрузные экранопланы, со скоростью самолета времен Второй мировой войны пересекающие океаны. Особенно экранопланы класса Б, которые могут подлетать, а не только скользить по приповерхностному воздушному "экрану". А вот – наши чудо-электромобили с мотор-колесами Шкондина и Дуюнова, они круче и дешевле "Теслы" Элона Маска. А вот – наша чудесная фитохимия, а вот – легкие многоразовые авиакосмопланы, не нуждающиеся в космодромах и стартующие с летящих самолетов-тяжеловозов. Они радикально удешевляют вывод полезных грузов на опорную орбиту. И так далее…

 буран.ру

Если ты начинаешь рывок в цивилизацию будущего, то просто открываешь новые сегменты рынка.

И я бы многое отдал, чтобы в моей стране такой процесс был запущен!

 Накануне.RU


Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
3 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.