С 15 по 24 июля в г. Апатин в Сербии прошел Третий Международный военно-патриотический лагерь "Сабор-2012"

С 15 по 24 июля в сербском заповеднике «Шума Юнакович» близ города Апатина прошел Третий международный молодежный лагерь «Сабор-2012». Организаторами лагеря выступило сербское патриотическое движение «Патриотски Фронт». В современном мире молодежи приходится сложно, и самое опасное - отсутствие внятных жизненных ориентиров и грамотной организации досуга. Свой отпечаток на молодых сербов накладывает также тяжелое экономическое положение их Родины, не говоря уж об оторванной и заселенной чужаками колыбели сербского народа. Руководители лагеря приняли во внимание все вышеперечисленные моменты, а также учли опыт организации патриотических лагерей в России, так как у наших братских народов схожие проблемы. Кроме ребят, живущих непосредственно в Сербии, присутствовали участники из Боснии и Герцеговины, хорватского Вуковара и, разумеется, с Косова. Не обошлось и без нас, русских патриотов из клуба «Доброволец».

По приезде нас узнали сразу. Встречавших было двое - Неджо и Зоран. Сербский я тогда понимал плохо, и спасло то, что Зоран, как и я, знал английский. Мы сели в машину и поехали в штаб Патриотского Фронта в Бачке Паланке. Пока мы ехали, я расспрашивал Зорана о жизни в Сербии. Он рассказал, что в социальном плане у них много тех же проблем, что и у нас, и приход Николича к власти пока мало что изменил. Так, за разговором, мы проехали Нови Сад и так же незаметно добрались до Бачки Паланки.

В штабе Патриотского Фронта нас крайне радушно встретили и после официальной части угостили национальным сербским пирогом - буреком - и стаканом йогурта.

На стенах штаба среди большого количества фотографий висел стенд с шевронами российских и сербских военных подразделений, а на почетном месте красовался герб Российской Федерации с портретами российских политических деятелей под ним.

Шел одиннадцатый час. Попрощавшись, мы отправились в Апатин. Утомленный дорогой, я почти сразу уснул прямо в машине, и пришел в себя только тогда, когда Неджо заглушил мотор и громко огласил: "КАМП"!

Нас пригласили за стол и предложили кофе, что нас несколько удивило в такое время. Поговорив в меру знания языка и выпив по стакану чистой воды, мы сразу отправились спать и моментально отключились.

Только на следующий день мы смогли оценить обстановку. По сравнению с тем, как выглядят сборы в России, это был пятизвездочный отель! Не было ни ночных дежурств, ни полевой кухни, ни чистки картофеля для приготовления обеда на этой самой кухне. Палатки были расставлены аккуратно и заранее, вместо умывальника - водопроводные краны над раковиной, холодильник с минеральной водой в столовой, а еда готовилась в отеле через дорогу, причем тот же отель любезно предоставил нам свои бассейны! А для нас троих, как для дорогих гостей из братской России, была выделена трехсекционная палатка.

Приведя себя в порядок и подкрепившись, мы начали знакомиться с персоналом лагеря и только что прибывшей администрацией города. Один из них немного понимал русский и решил отвезти нас на экскурсию в Апатин. Обменяв евро на местную валюту, мы закупились сувенирами, а я взял местную SIM-карту, чтобы звонить домой, без проблем пополняя счет. Оказалось, что пополняется он в любом магазине и без комиссии, а "СИМ-картица" продается в газетном киоске, и паспорт не требуется.

На обратном пути водитель пригласил нас домой, угостил соком и разрешил отписаться друзьям со своего компьютера. Вернулись мы только к сытному обеду, после которого отправились в бассейн. На кассе один из нас сказал по-русски, что мы из лагеря, и одно это послужило нам пропуском.

После ужина началось собрание руководства, были озвучено расписание и правила поведения в лагере. Так как я тогда знал сербский хуже английского, нас отправили в отряд Зорана. Там же оказались ребята из хорватского Вуковара. После собрания мы смогли пообщаться с сербскими ребятами, сразу проявившими к нам повышенный интерес. Хотя и понимали друг друга весьма условно.

15 июля. Первый день лагеря. Перед общей зарядкой, благо время позволяло, мы решили пробежаться вокруг парка, в котором стоял лагерь, и заодно осмотреть территорию. И правильно сделали - местной зарядки для нас оказалось мало. После завтрака нам подарили футболки Патриотского Фронта (они же - пропуски в бассейн), в которых мы должны были присутствовать на церемонии открытия. И вот, лагерь построен, и после выступления местного ВИА "Слога" началась церемония открытия лагеря. Выступил начальник лагеря, руководитель «Патриотского фронта», местная городская администрация и помощник российского посла (попросивший впоследствии присмотреть за сыном, пока он будет на встрече).

Мы договорились об обустройстве площадки для казачьего вара, но в тот день нам не хватило на это времени, и мы решили вечером провести его в "облегченном" варианте на общем стадионе. Все дети заинтересовались ставропольской казачьей забавой, а благодаря тому, что некоторые дети понимали по-русски, удалось достаточно быстро донести суть.

На неделе прошли занятия по истории Сербии и основам Православия, также полицейский инспектор рассказал о вреде наркотиков, а специально приехавший художник Неджо и провел в конференц-зале отеля урок рисования. Перед едой молились либо на сербском, либо на сербославянском. Но после того, как мы привычно пропели "Отче наш", простым большинством эта почетная обязанность была прочно закреплена за нами. Со вторника (когда подвезли пожарный гидрант и два онетушителя - Европа же!) костер горел каждый вечер, и, как и у нас, пелись песни под гитару. Когда же начинало темнеть, мы проводили тактические занятия. Дело в том, что в Сербии появление в общественных местах в камуфляже, мягко говоря, не поощряется, и ответственность там за это серьезная. Пара тренировок была проведена с участием сербского спецназа.

Помощник российского посла посоветовал нам обязательно посетить крепость в Баче. И когда Зорану понадобилось отвезти жену в поликлинику, он разрешил нам ехать с ним. Мы посмотрели Нови Сад и по дороге сделали крюк до древней твердыни. Музей в башне был к тому времени уже закрыт, но для братьев-русов было сделано исключение.

По дороге в Апатин мы решили порадовать детей и купить местных арбузов и дынь. Когда продавец узнал, что мы русские, мы были этими дынями буквально завалены, а когда Илья хотел попрощаться с продавцом за руку, в его протянутые руки был сразу положен арбуз. За все это добро с нас ни взяли ни динара, причем таких вкусных арбузов мы не ели еще никогда.

Казачий вар получилось провести только в четверг. Все схватили правила почти на лету, и с энтузиазмом включились в процесс. Даже девушки, которых честно предупредили, что их ждет, хоть и пугались и кричали на "ожиге", но из круга не вышли. Зоран, впервые увидев русскую забаву своими глазами, сразу оценил ее по достоинству: "Воспитывает ответственность и здорово сплачивает народ".

Кроме казачьего вара, мы проводили занятия по тактике. Одно из них заключалось в отработке передвижений при огневом контакте с противником. Тут мы как раз столкнулись с тем, что принято называть «ложными друзьями переводчика». Дело в том, что «право» в сербском языке означает «прямо», а собственно «право» по-сербски будет «десно». Среди участников страйкбольной команды, с кем проводились занятия, оказался ветеран югославских войн. Его к моменту начала боевых действий не учили практически ничему, и им в реальном бою пришлось туго. Методику же он оценил положительно.

На практике знания применялись уже вечером следующего дня, на страйкболе. Требовалось уничтожить пятерых бойцов, скрывшихся в лесу, а днем позже задача состояла в освобождении заложника и выведении из строя террористов, которые его удерживали.

Алексея же повезли в поликлинику Апатина, лечить палец, поврежденный еще в России на хардболе. И тут «ложные друзья переводчика» дали о себе знать во второй раз. Дело в том, что врач собирался «сечь прст» в воскресенье, а этот день по-сербски называется «недельа». Перспектива ждать еще целую неделю его не устраивала никак, но по счастью ему вовремя все объяснили, и вопрос отпал сам собой.

Вечером вторника проходил турнир по армрестлингу, запомнившийся трехминутным противостоянием Ильи Ипатова и одного из сербских силачей. То одна рука одерживала верх, то другая. Судья после пары минут скомандовал сменить руки. Несмотря на недавно и не совсем верно сросшийся большой палец левой руки, Илья принял бой, но мужественно признал свое в нем поражение.

Вечером четверга в бассейне проходили «игры на воде». Из нашей группы выступать, к сожалению, не мог никто: я должен был стоять за камерой, у Алексея был забинтован палец, а Илья с утра проснулся с температурой. Участвовало три команды: наш «Патриотски фронт» и две апатинских. Причем это были именно игры, то есть требовалось не просто переплыть бассейн на скорость или обогнать по счету в водном поло, а, например, в прыжке сорвать «кокосы» с «пальм» и, переплыв бассейн, бросить их в корзину. Также в других «дисциплинах» (как сами сербы это называли) приходилось нырять сквозь автомобильные камеры, а в конце заплыва угадать мелодию. Даже пирамиду из участников команды на понтоне пришлось переправлять силами капитана этой команды.

Последнее состязание запомнилось не условиями, не исходом и даже не самим процессом, а скорее тем, как это выглядело. В воду бросили два мяча, и пловцы с закрытыми специальной маской глазами должны были найти его в воде и вынести на берег. Помогали им товарищи по команде, указывая путь с двух микрофонов. Следующие минут десять звуковой фон был похож на вечер рэп-импровизации: «лево-десно-право-брже» неслось в два голоса нескончаемым потоком с четким ритмом. В лагере этот момент еще долго вспоминали сквозь смех.

По итогам наши оказались первыми только с конца, но, как известно, главное в спорте – вовсе не победа, а участие.

В первой половине следующего дня Зоран провел занятия по топографии и ориентированию на местности. Рассматривались как классические методы (солнце, мох, Полярная звезда), так и чтение карт и даже GPS-навигация. У входа в лагерь расположились любители рисования. И тех, и других снимало местное СМИ.

Вообще говоря, внимание со стороны журналистов к сербскому лагерю для России непривычно высокое, но порой привычно нездоровое. В местном аналоге «Эха Москвы» вывешена фотография общего плана лагеря с подписью «бегство не возможно». То, что вместо колючей проволоки территория даже не огорожена, а обозначена киперной лентой, обывателя, к сожалению, волнует крайне мало.

После обеда и небольшого перерыва, в который дети обнаружили два черенка от граблей и устроили поединок (под наблюдением ответственных за безопасность, разумеется), и до самого ужина проходили занятия по тактике. Мы повторили передвижения группы и маневры при контакте с противником, а также отработали переходы в позицию лежа, принятую в разных странах. Зоран показал принятый у сербов безопасный переход, а Илья продемонстрировал навыки, полученные в клубе «Доброволец». После этого один из бойцов, Муса, осветил пару важных моментов безопасности с поправкой на поверхность и далее высказывал ценные мысли по поводу проходимого материала. Затем, после короткого отдыха группа двинулась назад, отработав по пути защиту ВИПа и проведя краткий ликбез по минной разведке, и затем вернулась в лагерь У припаркованной на задах «Юго» воспитанники переоделись в гражданскую одежду (вокруг лагеря периодически шныряют фотографы либеральных изданий) и дружно отправились на ужин.

Суббота порадовала нас экскурсией по Дунаю. Сразу после завтрака мы разместились в поданном автобусе и отправились на пристань. Пока половина экскурсантов совершала круиз на речном трамвае, нам рассказали о местных достопримечательностях, после чего мы выдвинулись пешей колонной к следующей пристани, где должны были поменяться ролями.

Виды с Дуная впечатляли. Определенный отпечаток накладывало и то, что Россия - страна большая, и приграничные зоны могут простираться вглубь на пару десятков километров, а здесь с одной стороны от нас еще была Сербия, а с другой уже начиналась Хорватия. К слову, сербам, которые могут проехать из одного конца страны в другой менее, чем за день, тоже было странно слышать о том, что в силу наших огромных расстояний воронежским активистам невозможно часто видеться с соратниками из Архангельска.

Мы высадились у Церкви св. Апостолов. К сожалению, насладиться местной архитектурой храмов удалось только снаружи, так как в тот час храм был закрыт. Погуляв немного в церковном садике, мы отправились в уже хорошо знакомый нам Апатин. Из достопримечательностей запомнился памятник Николе Тесла, на котором гениалный физик запечатлен сидевшим ни на чем, а также терновое дерево, привезенное из Иерусалима католиками и посаженное рядом с костелом. И даже в Сербии находятся те, кто жаждет вонзить в кору канцелярскую кнопку (на момент экскурсии полтора десятка было видно невооруженным глазом), а кто-то даже вбил в него здоровенный гвоздь.

В предпоследний день лагеря Зоран организовал итоговые соревнования по стрельбе. Трасса была абсолютно та же, так что результат улучшился у всех, хотя и неравномерно. Так, сербы смогли быстро улучшить свой результат, и второе место поделили между собой двое страйкбольстов из команды Зорана, а наш соратник Илья потеснился и занял третье.

Вечером состоялся турнир по мини-футболу. Поля как такового не было, и его соорудили на скорую руку, выложив границы поля киперной лентой и поставив два стола, прикрытых с тыла лишними одеялами. Тот, кто хочет чего-то добиться, всегда находит решения, и поэтому турнир состоялся. К сожалению, время поджимало, и участвовать смогли далеко не все.

Отбоя, разумеется, не было: наш всеми любимый кашевар приготовил на костре уху, которую всем желающим осталось только уплетать да нахваливать. Были и современные сербские песни под гитару, и даже народные, которые акапелла исполняла Анастасья, причем так, что ее пару дней назад записывало местное телевидение, а на церемонии награждения ей единогласно присвоили первое место в секции пения.

Наутро, после завтрака, прошла лекция о таком страшном, но актуальном явлении, как работорговле, а затем, после небольшого перерыва все желающие подписали нам сербский флаг, отправившийся «в штаб полка». Затем всех пригласили в актовый зал гостиницы. Гостеприимный «Баня Юнакович» принял всех, кто не разъехался по делам (уже шла новая рабочая неделя) с тем, чтобы подвести итоги соревнований, выдать захвальницы (так на сербском языке называются похвальные грамоты) всему коллективу организаторов, так как праздношатающихся не было, и вложились в проведение лагеря абсолютно все. Не забыли и нас. А мы, в свою очередь, подарили организаторам кожаные мешочки в рамках проекта «Земля предков».

За обедом появился журналист из местной газеты. Неджо еще раз напомнил об осторожности с местной прессой в вопросах всего, что касается военной подготовки. И не зря: газетчик, сославшись на хорватские СМИ, спросил, правда ли, что мы воспитываем милитаризм в молодежи. Я честно признался, что не понимаю, что они вкладывают в понятие милитаризма, и ответил, что если имеются в виду основы выживания, то подобное может случиться с каждым, и в знании этих вещей я не вижу ничего плохого. Больше на эту тему никого не пытали.

Вообще говоря, сербское законодательство об оружии по-своему интересно. С одной стороны, разрешено владение огнестрельным нарезным короткоствольным оружием, а с другой – оно разрешено к использованию только для защиты жилища и не предназначено для повседневного ношения.

* * *

Прощание оказалось неожиданно долгим. Отпускать нас искренне не хотели – настолько огромный интерес к русским в Сербии и настолько огромная привязанность возникла к нам у всех, с кем мы познакомились. Все стремились с нами сфотографироваться и даже обняться на память. Особенно сербские девушки, хоть и знали с самого начала, что меня на Родине ждет любимая. Границы дозволенного, к счастью, не переходили.

Погрузившись в зорановское «Юго», мы оставили позади гостеприимный заповедник «Шума Юнакович», в котором и был разбит лагерь. И, после чашки кофе в уютном домике Зорана, мы отправились в аэропорт, но уже на «Форде» инструктора Шушницы, так как в малолитражку наши огромные станковые рюкзаки уже не помещались. В Сербии доверенность на управление автомобилем не требуется – личность серба-водителя и отношения с сербом-автовладельцем спокойно определяется дистанционно с помощью рации, мобильного телефона и базы данных. Если же сербскую машину водит иностранец, то владелец должен присутствовать в салоне.

К сожалению, планы увидеть Белград и улететь не увенчались успехом – время поджимало. Поэтому Зоран проводил нас до самого пункта паспортного контроля. Попрощавшись с ним, и оглянувшись в последний раз на (юридически) сербскую территорию, мы отправились на посадку. С одной стороны, тяжело покидать столь гостеприимную землю и братский народ, а с другой – Родина есть Родина.

Уткин Константин

Продолжение следует...

Сербские СМИ о лагере

http://www.tvapatin.com/index.php/20-hed-vesti/771-otvoren-iii-medunarodni-omladinski-edukativni-kamp-sabor-2012
http://www.025info.rs/vest_6_desavanja_11502_otvoren-iii-meunarodni-omladinski-kamp-sabor-2012-u-banji-junakovic-kod-apatina.html
http://www.soapatin.org/jednavest.aspx?vest=668
http://www.rtvsrece.com/2010-02-10-16-00-41/7721-13-07-

Вражеские СМИ о сборе

http://www.dnevno.hr/vijesti/hrvatska/sprema_li_srbija_u_militaristickom_kampu_kod_apatina_srpske_djecake_iz_hrvatske_za_novi_rat/868612.html


Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
4 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.