"Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва!" ФОТО

«Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва!»


75 лет назад, 30 сентября — 2 октября 1941 года, группа армий «Центр» развернула операцию, названную немецким командованием «Тайфун». Противник превосходил наши войска в людях и технике в полтора-два раза и в первые же дни наступления прорвал оборону Красной Армии.

В ночь на 2 октября войскам Восточного фронта был зачитан приказ Гитлера: «Создана наконец предпосылка к последнему огромному удару, который ещё до наступления зимы должен привести к уничтожению врага. Все приготовления, насколько это возможно для людских усилий, уже окончены. На этот раз планомерно, шаг за шагом, шли приготовления, чтобы привести противника в такое положение, в котором мы можем теперь нанести ему смертельный удар. Сегодня начинается последнее, большое, решающее сражение этого года. В речи по радио 3 октября Гитлер заявил, что 48 часов назад на Восточном фронте начались новые операции гигантских размеров. «Враг уже разбит и никогда больше не восстановит сил», — заверил фюрер. 

Однако он просчитался. Русская армия, несмотря на страшные потери, выдержала мощные удары противника и только усилила сопротивление, Советское государство не развалилось, как этого ожидали на Западе. К декабрю вермахт был обескровлен тяжелыми боями и больше не мог наступать. «Тайфун» заглох. А 5 декабря началось контрнаступление Красной Армии под Москвой, которое привело к началу стратегического перелома в Великой войне.

Западная историография принижает значение битвы под Москвой, связывая перелом во Второй мировой с победами американо-британских войск в Африке (Мароккано-алжирская операция, или операция «Торч») и на Сицилии (Сицилийская операция, или операция «Хаски»). При этом западные историки ищут легкие объяснения поражения вермахта под Москвой. Оправдывают его суровыми природными условиями России, в частности осенней распутицей и исключительно жестокой зимой, также плохими коммуникациями. Однако они забывают, что и советские войска действовали в тех же условиях, что наши войска также тонули в грязи и мерзли. Однако советские бойцы знали, что дальше отступать нельзя, позади Москва. Также командный и рядовой состав Красной армии, битый и сражавшийся до этого в многочисленных «котлах», уже получил огромный боевой опыт. Как говорится: за одного битого двух небитых дают. С другой стороны, верховное советское командование умело подготовило новые оборонительные рубежи, стянуло резервы, использовало то, что Япония не вступила войну, перебросив часть войск с Востока. Таким образом, несомненно, что основной причиной провала операции «Тайфун» и победы под Москвой стало возросшее военное мастерство командования Красной армии, массовый героизм простых солдат и советских граждан в тылу, которые делали все возможное и невозможное для грядущей Великой Победы. Русский дух, который до сих пор не могут понять на Западе, позволил русскому народу выстоять и победить. 

Предыстория

Начиная войну против Советского Союза, Гитлер заявил, что будет в Москве через две-три недели после начала войны. Этим хвастливым заявлением фюрер, видимо, хотел подчеркнуть, что Русская кампания будет такой же молниеносной, как и предшествующие военные кампании в Европе. Однако война на Востоке была иной, чем на Западе. Это была война на уничтожение. Русские солдаты и командиры проявили беспримерную стойкость и героизм, которые перечеркнули все планы немецкого верховного командования. 

Красная Армия в ходе летней кампании сорвала планы Берлина по «молниеносной войне» на Востоке. Вермахт понёс неожиданно высокие потери, каких ещё не было во время военных кампаний в Западной Европе. Битва за Смоленск (10 июля — 10 сентября 1941) задержала немецкое наступление на Москву на 2 месяца. Также часть сил с центрального стратегического направления вермахту пришлось оттянуть на юг, для битвы за Киев и на север — битва за Ленинград. В сентябре противника остановили на Крайнем Севере, под Ленинградом, на реках Свирь и Волхов. 

Таким образом, к началу осени 1941 г. немецкая армия из-за серьёзных потерь и возросшего сопротивления Красной Армии уже не могла одинаково успешно развивать наступление на всех стратегических направлениях. Для того чтобы предпринять наступление на Ленинград и добиться успеха на киевском направлении, немецкому командованию пришлось из-за отсутствия стратегических резервов (рассчитывали на «молниеносную войну», поэтому больших резервов не было, страну и экономику полностью не перевели на «военные рельсы») усиливать свои фланговые стратегические группировки за счёт группы армий «Центр», которая временно перешла к обороне. 

Однако ситуация была по-прежнему крайне тяжелой. Враг стоял у окруженного Ленинграда, угрожал Москве, рвался к Харькову, в Донбасс и Крым. Советские войска не имели сплошного и устойчивого фронта обороны. При прорывах врага Красной Армии приходилось отходить вглубь страны, задерживая его на отдельных промежуточных рубежах, создавая оборону вокруг ряда городов. Советский Союз ещё не завершил перестройку народного хозяйства на военный лад. Продолжалась невиданная по размаху массовая эвакуация миллионов людей, материальных ценностей и оборудования заводов из прифронтовых районов тыл. Поэтому ощущалась нехватка оружия, особенно современного, не хватало боеприпасов. Резервы и пополнения были хуже вооружены и обучены, чем войска противника. Противник сохранял стратегическую инициативу, вермахт по-прежнему обладал мощными ударными возможностями, первоклассными бронетанковыми соединениями и ВВС. 

«Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва!»


Накануне великой битвы. План «Тайфун»

Падением темпов наступление, упорное сопротивление противника и огромные потери, которые вермахт понёс на Русском фронте, заставили немецкое верховное командование признать, что Красная Армия является сильным неприятелем и что пренебрежительное отношение к советской армии и СССР, которое преобладало в Германии накануне войны, глубоко ошибочно. Однако немцы и осенью 1941 года, после трёх месяцев войны, всё ещё верили в своё полное превосходство, недооценивали силы и возможности Красной Армии, потенциал советской экономики и боевой дух советского народа. Военно-политическое руководство Третьего рейха не отказалось от плана сокрушить СССР до начала зимы 1941-1942 гг. Гитлер считал, что русские уже на последнем издыхании и нужно только добить их. Это же точки зрения придерживались и многие немецкие генералы. Они считали, что достаточно одного сильного удара по Красной Армии, чтобы Советский Союз рухнул. 

Конечная цель планируемых операций заключалась в том, чтобы до начала зимы взять Москву, Ленинград, Харьков, Донбасс и другие ведущие промышленные центры Европейской части СССР. Успехи вермахта в Малороссии-Украине вновь создали благоприятные условия для наступления группы армий «Центр». Операции по овладению советской столицы немецкое командование придавало первостепенное значение. Считалось, что после захвата политического центра СССР, важнейшего узла стратегических коммуникаций и промышленного центра, Россия уже не сможет оказывать прежнего сопротивления. Падение Москвы, после утраты других экономических и политических центров Союза (Киев, Минск, Смоленск и др.) должно было, по мнению гитлеровцев, привести к политико-экономической и военной дезорганизации СССР и краху Красной империи. 

Поэтому Гитлер принял решение о возобновлении наступления на Москву. В подписанной фюрером 6 сентября 1941 г. директиве ОКВ (Верховное главнокомандование вермахта) № 35 говорилось о том, что созданы предпосылки для проведения решающей операции на западном направлении и наступления на Москву. В этой директиве группе армий «Север» предлагалось вместе с финской армией окружить советские войска в районе Ленинграда и не позднее 15 сентября высвободить значительную часть подвижных соединений и авиации для переброски их в группу армий «Центр». Немцы планировали осуществить двойное окружение Ленинграда: ударом через Неву на север создать внутреннее кольцо окружения, а затем наступлением с реки Волхова на северо-восток соединиться с финскими войсками на реке Свирь. Одновременно намечалось предпринять крупное воздушное наступление на Ленинград. 

Группе армий «Центр» предписывалось не позднее конца сентября перейти в решительное наступление на московском направлении, силами мощных подвижных соединений, сосредоточенных на флангах группировки, окружить и уничтожить советские войска, находившиеся восточнее Смоленска, и открыть путь для дальнейшего наступления на Москву в широкой полосе между Окой и верхним течением Волги. Группа армий Юг» в это время должна была завершить начатую против советского Юго-Западного фронта операцию. Затем планировалось 2-ю полевую армию и 2-ю танковую группу вернуть в группу армий «Центр», а войсками правого фланга вести наступление на Донбасс, в Крым и далее на Кавказ. Таким образом, в намечавшемся стратегическом наступлении главное место отводилось захвату Москвы. Падение Москвы должно было ознаменовать полную победу над Советским Союзом. 

Наступление на Москву готовили около месяца. Конкретный план наступления на Москву носил кодовое название «Тайфун». Он предусматривал комплекс операций: ударами трёх мощных группировок из района Духовщины, Рославля и Шостки (3-я, 4-я и 2-я танковые группы) расчленить противостоящие войска Западного, Резервного и Брянского фронтов, окружить их главные силы и уничтожить, а затем развернуть фронтальное наступление на советскую столицу. Перед танковыми и моторизованными соединениями ставилась задача охватить советскую столицу с севера и юга. Командующий группой армий «Центр генерал-фельдмаршал фон Бок 16 сентября предписал приступить к подготовке операции «Тайфун». 

«Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва!»

Немецкие солдаты на привале во время битвы за Москву

Силы сторон. Германия

Для наступления на Москву группа армий «Центр» была усилена за счёт перегруппировки войск с других направлений. В её состав с юга была возвращена 2-я армия фон Вейхса и 2-я танковая группа Гудериана, корпус 3-й танковой группы с северо-западного направления (из района Демянска). Кроме того, из района Ленинграда под Смоленск перебросили 4-ю танковую группу Гёпнера, а на южное крыло центрального участка фронта — несколько армейских корпусов из группы армий «Юг». Также в состав группы армий входили: 9-я армия Штрауса, 4-я армия фон Клюге, 3-я танковая группа Гота (с 5 октября — Рейнгард). С воздуха группу армий поддерживал 2-й воздушный флот генерал-фельдмаршала А. Кессельринга (1320 самолётов). 

Всего в составе группы армий «Центр» к концу сентября было более 1 млн. человек (по другим данным — около 1,9 млн. человек), 1700 танков и САУ, 14 тыс. орудий и минометов. Здесь было 77 дивизий, в том числе 14 танковых и 8 моторизованных. Это составляло 40% всех пехотных и 64% всех подвижных соединений, которые находились на Русском фронте. К началу наступления большая часть войск была сосредоточена в трех ударных группировках на направлении намечаемых ударов. 

Северная группировка (9-я полевая армия и 3-я танковая группа) получила приказ нанести удар из района Духовщины в направлении Белый — Сычевка. После прорыва советской обороны моторизованные корпуса 3-й танковой группы должны были перехватить железные дороги Ржев — Вязьма, Вязьма — Москва и охватить Вязьму с севера и северо-востока. 

Центральная группировка (4-я армия и 4-я танковая группа) должны были нанести удар вдоль шоссе Рославль — Москва в направлении Спаск-Деменск — Юхнов. Проломив оборону Красной Армии, немецкие войска должны были обойти Вязьму с юга и, взаимодействуя с соединениями 3-й танковой группы, окружить вяземскую группировку советских войск. На внутренних флангах 9-й и 4-й армий между Ельней и дорогой Минск- Москва планировалось отдельными ударами с ограниченными целями сковать противника, ввести в заблуждение советское командование относительно направления главного удара вермахта. 

Южной ударной группировке (2-я армия и 2-я танковая группа) приказывалось силами 2-й армии прорвать оборону Брянского фронта на Десне северо-западнее Брянска и затем развернуть наступление в направлении Сухиничи, охватывая войска Брянского фронта с севера, а соединениями 2-й танковой группы нанести удар из района Шостки на Орёл. При этом часть 2-й танковой группы во взаимодействии со 2-й армией должна была овладеть Брянским промышленным районом. 

Особенно большое превосходство у группы армий «Центр» была на направлениях главных ударов. Например, в полосе обороны 19-й и 30-й советских армий немцы имели преимущество в людях — в 3 раза, в танках — 1,7, в орудиях и минометах — 3,8 раза. В полосе обороны 24-й и 43-й армий Резервного фронта: в людях в 3,2 раза, в танках — в 8,5, в орудиях и минометах — в 7 раз. На орловском направлении, где оборонялись 13-я армия и оперативная группа генерала Ермакова, вермахт имел превосходство в живой силе в 2,6 раза, в орудиях и минометах — в 4,5 раза, Это позволило быстро проломить оборону советских войск и прорваться глубоко в тыл Красной Армии. 

«Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва!»


Советский Союз

Советское Верховное Главнокомандование заранее предприняло меры по созданию сильной обороны на московском стратегическом направлении. Здесь было сосредоточено более 40% всех сил Красной Армии, 35% танков и самолетов, сражавшихся между Балтикой и Чёрным морем. 

На дальних подступах к столице занимали оборону войска трёх фронтов: Западного (И. С. Конев), Резервного (С. М. Буденный) и Брянского (А. И. Еременко). Западный фронт силами шести усиленных армий (22-я, 29-я, 30-я, 19-я, 16-я и 20-я) держал оборону в полосе от озера Селигер до Ельни. Главные силы Резервного фронта (31-я, 32-я, 33-я и 49-я армии) занимали оборону во втором эшелоне, позади Западного фронта по рубежу Осташков, Селижарово, Оленино, Спас-Демянск, Киров. 24-я и 43-я армии Резервного фронта располагались в первом эшелоне на левом фланге Западного фронта в полосе от Ельни до деревни Фроловки. Брянский фронт в составе трех армий (13-й, 50-й и 3-й) и оперативной группы оборонялся по восточному берегу Десны от Фроловки до Путивля. 

В составе трёх фронтов было около 800 тыс. человек (по другим данным — 1 млн. 250 тыс. человек), около 800 танков, 6800 орудий и минометов, 545 самолетов (по другим данным — более 1000 танков, более 10,5 тыс. орудий и миномётов). Всего 96 дивизий, 14 бригад и 2 укрепленных района. Кроме того, в дальнейшем в битве за Москву участвовали 21 дивизия ополчения общим составом 200 тыс. человек, 14 резервных дивизий общим составом 120 тыс. человек, 6 гвардейских дивизий ВДВ, 9 дивизий, снятых из Сибири. Также дополнительные танковые части, авиация ПВО Москвы в составе 3 авиадивизий и 368 бомбардировщиков дальней авиации.

Одновременно с усилением войск западного стратегического направления Государственный Комитет Обороны (ГКО) предпринял чрезвычайные меры по созданию в тылу Западного фронта, на дальних и ближних подступах к Москве, нескольких оборонительных полос и размещению на них Резерва Главного Главнокомандования. Войска Московского военного округа привели в полную боевую готовность, приняли меры к формированию системы обороны самой столицы. 

Для подготовки обороны Москвы в июле — сентябре 1941 г. развернулось строительство ржевско-вяземской и можайских линий обороны глубиной до 250 км. Работы велись военно-строительными частями при помощи жителей Москвы, Московской, Смоленской, Тульской и Калининской областей. Земляные работы велись преимущественно гражданским населением, в основном женщинами. Так, в строительстве ржевско-вяземской линии ежедневно участвовало 300-400 тыс. человек. За два месяца здесь было отрыто 2250 км противотанковых рвов и эскарпов, построено около 1000 фортификационных сооружений. Ржевско-вяземская линия проходила в 50-80 км от переднего края обороны войск Западного фронта и являлась тыловым оборонительным рубежом Резервного фронта. Она служила прикрытием дальних подступов к Москве на волоколамском, можайском и малоярославецком направлениях. На ржевско-вяземском рубеже держали оборону большинство дивизий народного ополчения. 

Можайская линия обороны возводилась на случай прорыва обороны Резервного фронта. Её основу составляли Вяземский, Можайский, Малоярославецкий и Калужский укрепленные районы. Однако в связи с огромными масштабами работ строительство оборонительных линий затянулось, и к началу немецкого наступления на Москву было выполнено лишь на 40-60%.

Вся жизнь советской столицы была подчинена задачам борьбы с врагом. Особенно большое внимание было уделено противовоздушной обороне. Организовали 13 тыс. добровольческих пожарных команд. На предприятиях, в учреждениях, в учебных заведениях и жилых домах были установлены дежурства для борьбы с пожарами. С наступлением темноты в Москве вводилось полное затемнение. На подступах к городу поднимались аэростаты воздушного заграждения. Воздушные подступы к столице охраняла истребительная авиация и зенитная артиллерия Московской зоны ПВО. Уже в июле она располагала 602 самолетами, 796 орудиями среднего и 248 малого калибра, 336 зенитными пулеметами, 400 прожекторными установками, 600 постами службы воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС). В Москве сформировали из добровольцев 12 дивизий народного ополчения.

Несмотря на то, что западное направление постоянно находилось в центре внимания советского командования, ему не удалось своевременно обнаружить подготовку вермахта к большому наступлению на Москву и заблаговременно разгадать замысел противника. Только в конце сентября Советская Ставка получила данные о подготовке большого наступления на столицу. Ставка немедленно отказалась от частных наступательных операций и ориентировало командование фронтов на переход к упорной обороне. В директивах фронтам от 27 сентября Ставка приказала: мобилизовать все саперные подразделения фронтов, армий и дивизий на укрепление оборонительных рубежей. Одновременно приказали подготовить новые оборонительные рубежи в тылу фронтов. Командование фронтов получило указания накапливать фронтовые и армейские резервы, выводить в тыл наиболее ослабленные дивизии для пополнения и усиления. Командующие фронтами предупредили войска о готовящемся наступлении противника и указали на необходимость повышения бдительности и боевой готовности. Однако всем меры Ставки и командования фронтов опоздали по времени. Войска не успевали укрепить оборону, произвести перегруппировку сил по новым планам, особенно на тех направлениях, где ожидались главные удары врага. 

Таким образом, из-за более высокого боевого класса вермахта, его технического и численного превосходства на направлениях главных ударов, ошибок советского командования немецкая армия получила возможность прорвать советскую оборону на московском направлении. Советским войскам пришлось компенсировать всё это традиционными для русского воинами качествами: величайшим стойкостью и упорством, бесстрашием и непреклонной волей к победе, массовым героизмом и готовностью к самопожертвованию. Это позволило советскому командованию предпринять меры по выправлению ситуации и отстоять столицу, перемолов ударные части вермахта в Битве за Москву.

«Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва!»

Советский танк КВ-1, брошенный в районе Брянска

Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
3 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.