Владимир Даль о коневодстве и скачках у оренбургских казаков

О скачке в Оренбурге. Владимир Луганский (В.И. Даль)

Скачки в Уральске и Оренбурге // Газета "Северная пчела". 1835 г., 19 января (№15)
№ 262; 263.

Давно и всем известно, что скачка не последнее средство для улучшения породы лошадей, а за то пора было взяться в краю Оренбургском, потому что хорошие породы киргизских и башкирских коней, с году на год, стали редеть и переводиться по разным причинам.

Военному губернатору угодно было устроить, 1-го Октября, скачку и народный праздник, неподалеку от Оренбурга, за Уралом, верстах в шести за Меновым двором. Место чистое, ровное, простора много: в средине холма, с которого как нельзя лучше виден весь круг, составляющий 4 версты; погода, по счастию, была в этот день ведрая, ясная, прохладная; денек такой, каких не знаете вы, коли не видывали оренбургской осени, которая бывает краше и весны и лета. Уже накануне, за день, два и более, казаки, киргизы и башкиры начали прибывать со всех сторон; иные особнячком, другие толпами, и степь ожила; выросли жилья, которые строятся и разбираются скорее наших; даже город наполнился казаками и башкирами, которые приезжали на хлеб-соль знакомых горожан своих, заставляя и загораживая телегами своими дворы и переулки; а наконец, в урочный день, тысячи разноплеменных гостей и коренных обитателей края покрывали обширную степь, вкруг обведенного двумя рытвинами, и снабженного длинными рядами скамеек холма, или кургана. Стало тесно на безконечно обширной равнине, кареты, коляски и дрожки обгонялись, напирали друг на друга, и вершники мчались по обе стороны растянувшегося на восемь верст поезда. В двенадцать часов началось угощение, состоявшее из двадцати зарезанных и сваренных в больших котлах лошадей и скольких же баранов, поданных на 600 больших деревянных чашках. А как гости наши кушали без ножей, без вилок и без прочих затей, служащих только для излишней проволочки дела, то стол их кончился очень скоро. Те, которые не успевали глотать всего, что удавалось им захватывать в пригоршню, сыпали крошеное мясо в выпоротые карманы завязанных внизу кожаных шаравар своих, и запасались таким образом гостинцем для своих домашних. Скромнейшие и более чинные посетители завязывали мясо в концы синих бумажных кушаков своих, и облизывали затем пальцы или вытирали их о загнутые вверх носками сапоги. Блюдо это, состоящее из крошеного мяса, раскладывается на все чашки уравнительно, по качеству своему, т.е. жир, хрящ, кости, ребра, чиненые кишки, или колбасы и лакомый кус, подгривок, всего понемного, и все это поливается наваром и салмою, лепешечками из пшеничной муки - вот вам биш-бармак или куллама, пятипало или ручное кушанье, ибо едят его в ручную. Затем, по данному знаку введены были в круг назначенные к первому бегу 30 лошадей. Заметим здесь, что всего прибыло на скачку 150 лошадей, киргизских, татарских, башкирских и казачьих, а несколько было и помещичьих; калмыки, которые у нас живут в Ставрополе, около Сорочинской и по Нижне-Уральской линии, на скачку не поспели. Скажем также, что скачут у нас ребятишки, лет 8-12, без седел, что кони не кованы, и про овес только в сказках слыхивали. Азиатцы подъяровывают коней к скачке, вымаривая их, после хорошего тела, с осторожностью, не давая им есть, ночью проезжая их шагом и рысью, и в особенности, по зарям. В этой подготовке, как сами они говорят, столько же удачи, сколько искусства: не дояруешь, лошадь загорится, станет; переяруешь, ослабеет, и опять таки станет. Выигрышные ставки состояли из верблюдов, суконных чапанов с галунами, шелковых, бархатных, кашемировых и бумажных халатов и проч.

Полтораста скакунов были разделены на пять частей, и пускались по 30 коней вдруг. Четыре круга, по 4 1/2 версты составляли ровно 18 верст. В 1-й бег первый скакун проскакал: 

1 круг в 4 1/2 версты в 6-30

2 круг в 4 1/2 версты в 6-45

3 круг в 4 1/2 версты в 6-35

4 круг в 4 версты в 6-50

Итого 4 круга или 18 в. в 26-40

Следовательно, кругом на версту приходится по одной минуте и 28 секунд.

Во второй бег:

1 круг - в 6-25

2 круг - в 6-33

3 круг - в 7-12

4 круг - в 7-55

Итого 28-15, т.е. в 1-34 1/2 одну версту.

В третий бег:

1 круг в - 6-35

2 круг в - 7-1

3 круг в - 7-37

4 круг в - 8-29

Итого 29-42, т.е. в 1-39 одну версту.

В первый бег вышла первою лошадь султана Правителя западной части Орды, бай Мохаммеда Айчувакова. Мерин гнедой, 12 лет, из табунов рода Бай-Умсы, отделения Алачинь. Лошадь эта досталась в прошлом году во внутреннюю Орду султана Джань-Бубеку Бик-Галлиеву, который пускал ее на скачку два раза и оба раза выходила она первою, выиграв ему косяк лошадей, верблюда и ковер. От него досталась она хану Джангеру, у которого была на скачке сделав 6 кругов по 8 верст и вышла первою, выиграв 15 верблюдов. Потом перешла она к султану Чингалию Урманову, которому выиграла на скачке косяк лошадей; потом перешла к султану Косябу Галию - Урманову, у которого вышла на скачке в Уральске, как сказано выше, первою, и выиграла ставку в 470 рублей, потом скакала еще дважды, у султана Тауки и султана Правителя и оба раза вышла первою, а наконец уже отличилась таким же образом в Оренбурге. Итак, от 17 Сентября по 1 Октября в продолжение 14 дней скакала она четыре раза и сверх того, делала переходы с места на место до 300 верст.

В тот же первый бег второю пришла лошадь домашнего завода гвардии штабс-капитана Балкашина, ныне принадлежащая татарину Байдовлету Ишмохаммедову.

Во втором беге первым вышел гнедой мерин, вторым рыжий мерин, оба башкирской породы и оба одного хозяина, начальника 7-го кантона сотника Ибрагимова.

В третьем беге первым выскакал бурый мерин башкирской породы, 9-го кантона зауряд-сотника Искендера Юсупова. Вторым, рыжий мерин начальника 9-го кантона есаула Ташка Куватова.

Остальные затем 60 скакунов были пущены, по желанию хозяев, в прямой путь на 30 верст: но, по происшедшим безпорядкам, которых упастись и уберечься с этим народом иногда и невозможно, ничего достоверного об этой скачке сказать нельзя и по этому лошади, на другой день, скакали снова в кругу. В 1 беге первый скакун проскакал:

1 круг в 4 1/2 версты в 6-45

2 круг в 4 1/2 версты в 7-5

3 круг в 4 1/2 версты в 7-20

Итого 3 круга или 13 верст в 21-10, т.е. в 1-5 одну версту.

Во второй бег:

1 круг в - 6-45

2 круг в - 7-5

3 круг в - 7-5

Итого три круга в 20-55 или в 1-32 одну версту.

В первом беге вышел наперед рыжий мерин гвардии штабс-капитана Балкашина, из Башкирской и именно Бурзянской породы; вторым пришел белый мерин, рядового башкирца 4-го кантона, Узынбая Мустафина.

Во втором беге первым пришел вороной мерин 9-го башкирского кантона есаула Ишлигунова; вторым, доморослый рыжечалый мерин начальника 6-го кантона хорунжего Лачинова.

Наконец пущено было десять верблюдов на один круг; они обошли 4,5 версты в 10-25. Нельзя было без смеху смотреть на это огромное и неуклюжее животное, когда оно, рыкая от неудовольствия и досады, принуждено бывает пускаться во всю прыть. Тут из иного никакая плеть не вынудит ничего кроме крупной рыси, которая любого ездока собьет в сыворотку; иной горбун скачет огромными, редкими размахами, а иной, глядишь, пускается иноходью. Известно, что наша порода двугорбых верблюдов для скачек несродна, хотя и из нее, как говорят, изредка удаются скакуны, которые могут потягаться с лошадью.

Между тем Оренбургское высшее общество угощаемо было в разукрашенных палатках и всеобщее веселое расположение обнаружилось вполне, когда среди покрытых сукном скамеек, под ясным небом, составились танцы, которые длились почти до самого фейерверка, этого неимоверного для кайсаков и башкиров дива, которое встречали и провожали со всех сторон оглушительным и изступленным криком; не многие из дорогих гостей наших верили, что все это дается и творится без помощи шайтана.

В продолжение всего этого времени народ потешался, испытуя силы в борьбе. Азиатцы вообще борются не по-русски: под силки не схватываются, под ножку, да через ножку не знают и не любят. Бухарцы сходятся как петухи, полунагие, борцы кружат один около одного, избочениваясь да приправливаясь, и улучив время, тот или другой кидается мигом на противника; оба схватываются где и как попало; и ломают друг друга кто как может. Но татары здешние, башкиры и кайсаки и этого не допускают; они борются и берут на чистоту силою. Башкиры 6-го и 9-го кантонов вообще лучшие воины и лучшие борцы. Они закидывают друг другу пояс, или платок на поясницу, заматывают в него обе руки, упираются друг в друга правым плечом, и возятся, переступая с ноги на ногу, как медведи, иногда с четверть часа. Есть удалые борцы, которые размахав и раскачав противника в круговую, перекидывают его через себя, не запнувшись. Победитель трех сряду борцов получает, по заведенному обычаю, небольшую ставку. Султан Правитель на будущий год обещает поставить борцов, которые, как его Степенство уверяет, башкирам не поддадутся; но ныне эти последние остались решительными победителями.

Коневодство у оренбургских казаков.

Доминирующее положение в животноводческом комплексе хозяйств Оренбургских казаков занимали лошади. В некоторых поселках, держали верблюдов – из-за их теплой шерсти. Кроме рабочих лошадей, в казачьих хозяйствах имелось по нескольку строевых, соответствовавших особым войсковым стандартам и в работе не использовавшихся. Большинство лошадей, как рабочих, так и строевых, было местных, киргизских пород.

«Запела кавалерийская сигнальная труба, и на площадь выехал взвод конных казаков. Без шашек, с пышными русыми чубами, задорно выглядывающими из-под фуражек, шинели подвернуты за пояс, мелькают синие лампасы на черных шароварах. Их лошади, как и у всех казаков, собственные, киргизской породы, низкорослые и разномастные… Вот вновь заиграла труба, и на полном карьере несется казак, слитый с конем воедино. Конь летит птицей, вытянув шею и бешено кося напряженными глазами, боясь поскользнуться на обледенелой снежной дороге. А казак легко и уверенно прыгает через седло, молнией бросается вниз, из-под самых конских копыт схватывает разложенные фуражки… За первым казаком скачет второй, третий, четвертый и так, по очереди, весь взвод…»

1-й Оренбургский казачий полк - Харьков.

Уральские и Оренбургские казаки имели лучший конский состав и сидели на лошадях улучшенной киргизской породы местных табунов, рост которых был около 2 аршин 1 вершка.

Лейб-Гвардии Сводно-казачий полк.

В батареях Конно-артиллерийской бригады Оренбургского Войска указано иметь арт. упряжных лошадей из степных киргизских пород, мерой не выше 2 арш. 2 в., не ниже 1 арш. 15 в.; летами от 5 до 7 лет; тавровать их по примеру Сибирского Казачьего Войска на крупе с тем, чтобы лошади от этих батарей, находящиеся в Образцовом взводе в С.-Петербурге, были попрежнему из внутренних пород.

Вот что сообщает Брокгауз и Эфрон о пригодности степных лошадей к верховой езде.

«Из степных лошадей, вообще более пригодных для верховой езды, наиболее распространены киргизские: они разводятся в Оренбургских степях в числе около 4 миллионов голов. Имеют густое сложение, крепки, выносливы и быстры. Среди них много иноходцев».

Калмыцкая лошадь живет к северу от Каспийского моря, между Волгой и Уралом. Несколько рослее предыдущей; с грубой головой, с сильно развитой нижней челюстью; спина прямая, конечности крепкие, с развитыми мышцами; масти большей частью светлой, нередко бурой и серой. Очень крепки, легки и быстры и, подобно киргизским, способны бежать без отдыха и корма до 100 и более верст».

«Башкирские лошадь отличаются значительно от прежде упомянутых степных уже потому, что принадлежат народу оседлому, который если и кочует, так на недалекие расстояния. Соответственно этому и лошадь приближается более к сельскохозяйственной, чем к верховой».

Киргизы на ходу легки, поворотливы, энергичны и быстры. На степных скачках, дистанцию в 20 верст они проходят в 1/2 часа с небольшим. В апреле 1907 г. Уральские казаки на киргизах (9 офицеров и 9 казаков) прошли 415 верст в 69 часов из Лохвицы Полтавской губ. в г. Орел, а несколько лет раньше те же казаки (сотня) прошли из Лохвицы в Киев (228 вер.) в 31 час. Отзывы кавалеристов весьма благоприятны для этой породы—наш генерал Дандевиль и австрийский полковник Липтейзен свидетельствуют о пригодности этих лошадей для далеких походов под вьюками и всадником.

Лучшие киргизские лошади, так называемые "киргизские аргамаки", ведут свое начало от туркменского аргамака, но условия содержания и климат изменили их в нежелательную сторону в отношении роста и экстерьера. Голова у киргизского аргамака сравнительно большая, сухая, ноги такие же сухие. Карьер, если и тяжеловат слегка, то при этом почти одинаков на ровной ковыльной степи, на холмистой местности с песчаными увалами и на липких солонцах. 

Как уже отмечалось, киргизский аргамак отличается исключительной выносливостью. Известен случай, когда оренбургский казак Василий Струняшев спасся из киргизского плена только благодаря двум аргамакам, совершив пробег по безводным степям около 200 км за короткую летнюю ночь. Только киргизский аргамак способен на такой пробег, только эта порода не знает усталости, не убавляет скорости бега, и уж если не выдерживает, то падает замертво, как это случилось с одной из лошадей Струняшева. 

Киргизская лошадь круглый год пасется на подножном корме, летом на - летовочных пастбищах, зимой добывает траву, разгребая снег ("тебенюет"). 

Степи Оренбуржья по своим природно-климатическим условиям пригодны для развития скотоводства, особенно коневодства. Однако наиболее благоприятные условия для этого были только в I отделе. Конское поголовье составляло, в среднем, около четверти всего поголовья скота. Оренбургские казаки путем скрещивания башкирской и киргизской пород получили прекрасную лошадь, которая была легка, красива, поворотлива, вынослива и достаточно неприхотлива к тем условиям. Однако на развитие коневодства оказывали влияние многие неблагоприятные факторы, в частности: недостаточные заготовки кормов, и связанные с этим частые голодовки. Особенно много было потеряно зимой 1891/92 гг. К числу других неблагоприятных факторов Д.Е. Серов относит отсутствие притока свежих кровей ( Д.Е. Серов. Оренбургский казак. Его экономическое положение и служба., Оренбург, 1900, стр. 40 ). Сыграло свою негативную роль и то, что на развитие коневодства выделялись недостаточные средства. До конца XIX века строевая лошадь приобреталась за счет самого казака. Все это стало сказываться на укомплектовании лошадьми даже частей I очереди.

Это обстоятельство не ускользнуло от внимания со стороны Военного министерства, которое предложило ряд мер по оздоровлению ситуации, а именно:

1. Каждая станица должна была открыть конно-плодовый табун, состоящий из жеребцов производителей (от государственных конных заводов) и кобылиц-маток от местного населения.

2. Для сохранения поголовья, Войско должно было создать табунный надзор. При этом, табунная стража содержалась бы за счет войсковой казны, а станицы обязывались предоставить помещения, фураж и организовывать ветеринарную помощь.

(ГАОО, ф.169, оп. 1, д. 17, л. 449).

Формирование на этих основаниях станичных табунов началось в 1896 году и завершилось лишь в 1904 году. За этот период было сформировано 18 табунов, состоящих из 137 жеребцов и 1460 кобыл (там, же). Кроме этого, были предприняты и другие меры по стимулированию казаков. Для поощрения развития и стимулирования коневодства были учреждены выставки и скачки лошадей с выдачей денежных премий и призов из средств Войскового капитала. Не осталось без должного внимания и подворное коневодство, для которого были открыты случные пункты в станицах Павловской, Каменно-Озерной, Донецкой, Пречистенской и Воздвиженской (там, же).

Принятые меры способствовали улучшению пород лошадей, но целиком проблему не решили, т.к. конское поголовье оставалось недостаточным. Поэтому, съезд атаманов отделов Войска, который проходил в декабре 1901 года, выразил пожелания, чтобы казакам было предоставлено преимущественное право перед другими частными лицами в выборе косячных жеребцов. Главное управление государственного коневодства пошло на встречу просьбам войскового командования и вынесло соответствующее постановление (там, же).

Еще одним немаловажным злом для коневодства было конокрадство, которое наносило большой материальный и моральный ущерб казакам. На территории ОКВ данным видом преступления "промышляли" и кочевники, и иногородние, и сами же казаки. Положение осложнялось тем, что пастухи часто вступали в сговор с конокрадами. Все предпринимаемые меры не приносили ожидаемых результатов, в связи с чем местным жителям приходилось откупаться от конокрадов, или же вершить над ними самосуд.

Т.о., наметившийся было в начале 90-х гг. XIX в. упадок коневодства ОКВ, благодаря своевременной государственной поддержке стал преодолеваться уже в начале XX в., хотя и остался ряд нерешенных проблем.

Замечательна порода лошадей, известная под названием башкирской; сродная с киргизской, она отличается от последней тем, что может сносить всякую работу, тогда как киргизская неохотно привыкает к упряжи. Рост башкирской лошади 2—3 врш., голова ее велика, шея длиннее, чем у киргизской лошади, грудь узкая, шерсть грубая, зимой длинная, кости и мускулы хорошо развиты. Масть: соловая, саврасая, буланая, светло-рыжая и других отмастков. Нрав смирный, характер флегматичный. Вынослива относительно атмосферных влияний и пищи. Количество Башкирских лошадей, в начале XX века, насчитывалось менее миллиона голов, сбыт их производится, главным образом, Оренбургскому и Уральскому казачьим войскам.

Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
9 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.