История Оренбургского казачьего войска: "Салмышский бой"

"17 апреля 1919г. войска Бакича вышли на подступы к Оренбургу с северо-востока в районе слияния рек Салмыш и Сакмара. Южнее Сакмары успешно наступал II Оренбургский казачий корпус. Обороняли Оренбург части 1-й советской армии под командованием Г.Д. Гая, который впоследствии отметил, что Бакич «считался ярым противником большевиков и пользовался в армии белых репутацией талантливого полководца». К этому времени состояние дорог в районе Оренбурга резко ухудшилось, горные реки разлились, во многих местах были снесены мосты. «Была сильная распутица. Проселки... так раскисли, что, если удавалось, солдаты шли не по ним, а «обочь», вдоль, а то и «целиной». Обувь у большинства разваливалась, шли по колено в грязи».

Имеются сведения что Части 4 корпуса гнали отряд большевиков с района д.Мурапталово, и далее через д.Килькаеву где произошел довольно сильный бой после которого деревня перестала существовать, и о том, что красные прибыв в Имангулову в спешном порядке поснимали все ворота с домов и собрав из них плоты переправились с двумя пушками на правый берег Салмыша, произведя перегруппировку начали обстрел подошедших частей 4 корпуса артиллерией. Войска Бакича готовились к переправе через Салмыш в условиях весеннего половодья, сооружали плоты и мосты.

18 апреля левофланговые части 2-й Сызранской стрелковой дивизии, переправившись через Сакмару у села Никольского, с боем овладели деревнями Верхние и Нижние Чебеньки.

20 апреля дивизия заняла станицу Сакмарскую и, фактически в тылу красных, развивала успех на Сеитовский посад, расположенный к северу от Оренбурга. По воспоминаниям рядового 5-го Сызранского стрелкового полка А.Ф. Гергенредера, в день переправы через Салмыш солдаты выстроились на топком берегу, вскоре к ним подъехал Бакич, спешился и пошел вдоль строя. «Он выглядел рослым, дородным, одет был в шинель, лицо продолговатое, длинные усы свисали концами вниз, бороды не было. Бакич объявил, что полк должен «обеспечить тет-де-пон»». 5-й Сызранский стрелковый полк переправлялся через реку без поддержки артиллерии, которую трудно было успеть подвезти к району переправы. К моменту занятия станицы Сакмарской, солдаты 5-го полка в результате переправы и упорных боев были «измученные... так, что уже ничего не соображаешь … некоторые входили в хлев, в сарай, падали на солому и тут же засыпали...». Появление белых за Салмышем стало полной неожиданностью для командующего 1-й советской армией Г.Д. Гая. Вместе с тем обозы частей, овладевших Сакмарской, так и не были переправлены через Салмыш, и войска ко времени решающих боев оказались лишенными снабжения.

21 апреля, с утра, части корпуса начали переправляться через Салмыш в районе Имангулово, Биккулово и поселка Ново-Троицкий. Белым удалось прервать телефонную связь Оренбурга со штабом 20-й Пензенской стрелковой дивизии. 6-й Сызранский стрелковый полк в этот же день с боем занял деревню Майорскую, откуда на следующий день перешел в наступление на станцию Каргала, находившуюся в глубоком тылу Оренбургской группы красных к северо-западу от Оренбурга. 

22 апреля части IV корпуса переправлялись через Салмыш, севернее  хутора Архипова. В связи с быстрым течением реки и малой грузоподъемностью имевшегося здесь парома переправа задерживалась до 23 апреля, в результате чего была упущена синхронность наступления дивизий корпуса (2-я дивизия прорвалась в тыл красных, тогда как 5-я все еще не могла переправиться через Салмыш). Даже советские авторы признавали, что «форсировать реку Салмыш весной, во время разлива, при примитивных «справочных средствах, под огнем с противоположного берега доставляло большие трудности». С точки зрения начальника 5-й Оренбургской стрелковой дивизии полковника В.К. Нейзеля через Салмыш «переправляться на лодках, плотах и т.д. совершенно нельзя — многоводная река со страшно быстрым течением и водоворотами даже без сопротивления переправе со стороны красных не давала возможности управлять плотами...». В этот же день части 2-й стрелковой дивизии у деревни Екатериновка захватили обоз красных и более 1000 снарядов. Штаб дивизии перешел в станицу Сакмарскую. Дивизия продолжала свое успешное движение к Оренбургу. План красных, как позднее утверждали советские авторы, сводился к тому, чтобы, позволив IV корпусу переправиться через Салмыш, прижать его к реке и уничтожить. По всей видимости, это стремление выдать желаемое за действительное, так как до 23 апреля инициатива всецело принадлежала белым.

23 апреля войскам IV корпуса было предписано конными частями перерезать линию железной дороги Оренбург-Самара, овладеть Оренбургом и к 26 апреля выйти на линию Новосергиевская—Нижнеозерная. В приказе по корпусу Бакич требовал: «при наступлении войскам широко пользоваться подводами от местного населения. Марши совершать как днем, так и ночью. Конницу не пришивать к пехоте, а выдвигать ее вперед, поддерживая пехотными частями, посаженными на подводы. Всем начальникам помнить, что от смелости и решительности их действий будет зависеть окончательное уничтожение пр[отивни]ка и захват огромного военного имущества, находящегося в гор[оде] Оренбурге». В этот день в 10 часов утра белые заняли хутор Сеитовский, что стало их максимальным успехом в наступлении на Оренбург, а возле деревни Нижние Чебеньки произошел встречный бой. Севернее, у Имангулова, переправа частей корпуса была замечена красными и приостановлена ими при помощи артиллерийского огня. Части 5-й стрелковой дивизии продолжи переправляться через Салмыш у хутора Архипова, однако в связи с порчей парома форсирование реки продвигалось крайне медленно. В результате был отдан приказ о постройке мостов через рукава разлившегося Салмыша.

24 апреля корпусу было приказано очистить от красных район между реками Салмыш и Янгиз, чтобы позволить частям соседней 10-й Верхнеуральской стрелковой дивизии (5 сводный Стерлитамакский корпус) переправиться у поселка Булановского. В районе хутора Архипова целый день шел бой за переправу. Красные большими силами атаковали со стороны Сеитовского посада и станицы Сакмарской, оставленной белыми накануне вечером. Переправа 5-й стрелковой дивизии была приостановлена.

25 апреля штаб Бакича переехал в деревню Имангулово, располагавшуюся на передовой, для непосредственного руководства замедлившимся наступлением частей своего корпуса. По окончании переправы колонна 5-й стрелковой дивизии стала очищать от красных междуречье Салмыша и Янгиза, другая колонна наступала на Сакмарскую. Бой за переправу у хутора Архипова продолжался. Севернее, возле переправы у Имангулово, красные заняли упорную оборону и не позволяли частям Бакича подойти к переправе. Кроме того, белые силами 7-го стрелкового полка вели наступление в районе деревни Верхние Чебеньки, однако успеха не добились.

26 апреля в севернее хутора Архипова через Салмыш, несмотря на обстрел красных, для наступления на свою родную станицу Сакмарскую переправлялся Сакмарский конный дивизион. Красные, сгруппировавшись против правого фланга Бакича (5-я Оренбургская стрелковая дивизия), повели наступление при поддержке 8 орудий. 
Севернее  Архипова «река Салмыш разветвлялась на несколько притоков, разделенных островами. Некоторые притоки были довольно глубоки, и прежде, чем дойти до главного русла, приходилось переплывать их на лодках или верхом на лошадях». К 23 апреля через притоки были сооружены мосты, к вечеру 24-го при помощи корпусного инженера имевшийся в этом районе паром был пущен по стальному тросу, время переправы сократилось с полутора-двух часов до пятнадцати-двадцати минут, скорость переправы соответственно возросла примерно в пять-шесть раз, к тому же теперь переправа стала возможна и ночью. Однако быстрый отход назад при наличии лишь одной паромной переправы был не только невозможен, но даже и не предполагался белым командованием. 
Поскольку фронт белым на участке дивизии прорвать так и не удалось, оставался второй вариант — погибнуть. Именно это и произошло 26 апреля. 

С утра белые начали переправляться через Салмыш. В 14 часов красные при поддержке артиллерии контратаковали в направлении переправы. Белые стали откатываться к переправе, часть стрелков перешла на сторону противника и открыла огонь по своим. Выдвинутые резервы были смяты отступающими и сами стали частично сдаваться. В этой ситуации несколько офицеров 5-й дивизии во главе группы из 150 нижних чинов попытались остановить красных, чтобы позволить основной массе своих стрелков переправиться обратно за реку, хотя такого приказа и не было, к тому же у артиллеристов  227 полка неожиданно кончились снаряды. Красные (277 Орский полк) не ожидали отпора и стали отходить, но перед самой рукопашной часть стрелков дрогнула и сдалась противнику. Резервов у Нейзеля не было, и красные на плечах стрелков 5-й дивизии подошли к переправе, атаковали паром, расстреливая спасавшихся вплавь из только-что захваченных пулеметов, многие просто утонули. Произошла жестокая рукопашная схватка. Офицеров и казаков в плен не брали, но как отмечают красные мемуаристы, они дрались очень мужественно.

В самый разгар рукопашной схватки, красным доставляют снаряды на подводах и грузовиках, и они от греха подальше открываю огонь по месту схватки кося своих и белых.Большевики в своих книгах писали, что убили 300 человек, естественно это не так, а сколько утонуло и было расстреляно в воде никто не считал. По некоторым данным, потери с обеих сторон около 2000  убитыми и ранеными. В качестве трофеев красным досталось 3 орудия, 20 пулеметов и 1000 снарядов? (данные сильно разняться, в одной книге пишут  про 4 орудия и 34 пулемета, в другой 30 пулеметов и 2 орудия и.т.д., в одной книге пишут что взяли в плен 1500 чел, в другой 2000 чел, разница 500 чел., это можно сказать целый полк в усл. гражданской войны)  

На мой взгляд , в этот день на реке Салмыш произошло массовое убийство казаков и солдат 4 корпуса, по рассказам местных жителей, трупы попадали в р.Сакмару а оттуда в р.Урал, где по рассказу ныне живущего в д. Н. Павловка Бочкарева Василия Григорьевича их вылавливали в районе станицы Павловской и там же хоронили на берегу, некоторых казаков опознали.

Красные писали что 4 корпус А.С.Бакича перестал существовать, хотя даже в книге Воробьева “Оборона Оренбурга”, можно увидеть довольно существенные противоречия по поводу 4 корпуса. Корпус не погиб и в дальнейшим принимал активное участие в  боевых действиях на ответственных участках фронта. 

Причина тактического поражения у Архипова, в первую очередь, обусловлена ненадежностью пополнений в 5-й стрелковой дивизии. Части были слабо сколочены, вводились в бой без надлежащей подготовки, стрелки не знали своих начальников, начальники не знали подчиненных, в том числе, что особенно важно, из унтер-офицерского состава. К этому следует добавить проблемы в снабжении и переутомление войск после беспрерывных переходов с боями на протяжении целого месяца. 

В основном сдавались в плен нижние чины, которые были насильно мобилизованы в Троицком и Кустанайском уездах, Оренбургской губернии и Тургайской области соответственно.

Как вспоминал позднее командир II Оренбургского казачьего корпуса, из состава которого кустанайцы также перебежали к красным, генерал Акулинин, «перед наступлением к Оренбургу... было прислано пополнение из Кустанайского уезда, находившегося в тылу Оренбургской (Юго-Западной) армии, где большевизм с самого начала революции пустил глубокие корни, особенно среди крестьян-новоселов. Там все время шло брожение, а временами вспыхивали вооруженные восстания целых волостей, подавляемые казаками с большим трудом и с большими жестокостями. Насильно мобилизованные кустанайцы прибывали на фронт озлобленными и настроенными в пользу большевиков». Таким образом, первопричиной перехода кустанайцев к красным было недовольство крестьян, переселившихся в Зауралье по столыпинской реформе, но не сумевших еще обустроиться на новом месте. Для них мобилизации периода Гражданской войны были особенно тяжелы и встречали самый решительный отпор.

Случаи перехода кустанайцев к противнику имели место в 6-м, 7-м и 42-м Троицком стрелковых полках, в 6-м и 18-м стрелковых полках были даже случаи убийства офицеров. Пулеметчики-кустанайцы из 6-го полка подрезали патронные гильзы, чтобы произвести их разрывы в стволах и вывести из строя пулеметы. Таким способом были приведены в бездействие два пулемета. Совокупность этих фактов позволяет сделать предположение о наличии единой подпольной большевистской организации в среде пополнения из числа кустанайцев. Все эти ошибки и предопределили поражение 4 корпуса у Архипова.

На горе Янгизка, недалеко от впадения р.Салмыш в Сакмару, стоит стела в память об участниках Салмышского боя, которая недавно была отреставрирована благодаря атаману Сакмарской станицы, Коваленко Юрию Григорьевичу."


Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
13 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.