Максим Калашников. Хожение в инноватику: личный опыт

Почему в России будут эффективными только государственные «шарашки» нового типа и частные фирмы самих инноваторов?

Пора нарушить обет молчания и рассказать о том, как Максим Калашников работал в частном инновационном агентстве с весны 2010 по конец 2011 года. Ибо опыт получился весьма наглядным и поучительным. После чего я получил твердокаменное убеждение: в России будут работоспособны только государственные агентства плюс институты, созданные самими инноваторами с предпринимательскими способностями. Возможность наладить контакт между исследователями, изобретателями и бизнесменами из других видов деятельности – тщетная надежда. В силу вступают некоторые национальные особенности нынешних россиян.
Что ж, начну описание личного опыта. Опущу только некоторые названия и имена.

2010-й: ВЕСНА НАДЕЖД
Ура! На меня вышел один из читателей моих книг – миллиардер, совладелец крупной московской компании-застройщика. Имена опущу: обещал не называть его нигде. Назову его условно: Сергеем. Молодой, энергичный девелопер, сумевший успешно пройти кризис 2009 года, он предложил мне:
- Максим, ты пишешь о многих необычных изобретениях и разработках. Я – человек богатый, давно исповедую создание в России страны счастья. Давай попробуем на мои деньги взять некоторые разработки и довести их до опытных образцов. Давай покажем миру чудеса…
Естественно, с радостью принимаю приглашение. В новой структуре мне лучше работать на поиске, разведке и завязывании контактов. Ибо сам я не имею опыта управления инновационной фирмой. Тут же придется создавать, по сути дела, частное агентство передовых разработок. Потому надо поставить во главе его человека с реальным опытом осуществления иноваионных проектов. А я таких знаю.
Сергей соглашается. Мы долго беседуем. Главное – найти интересные, прорывные инновации и проверить их не только с помощью экспертов, но реальными экспериментами. Ибо эксперты могут ошибаться. С жаром соглашаюсь. Сергей набрасывает приоритеты поиска: нужны проекты, где затраты – не более нескольких сотен тысяч, а то и миллиона долларов. Естественно, новый самолет или опытный участок трассы Юницкого мы позволить себе не можем. Но зато можно поискать новые решения в энергетике, в связи, в развитии человека, в медицине-здраворазвитии.
С жаром соглашаюсь. Делать реальное дело, превратить свои книги в реальность – что может быть лучше? Да и утереть нос Сколкову можно. В общем, бьем по рукам. На дворе стоит теплый май 2010-го. Создается ЗАО «ТНК» - «Технико-научная корпорация».

ПЕРВЫЕ СЮРПРИЗЫ
Но сюрпризы начинаются буквально сразу. Все-таки наши богатые – люди своеобразные. Даже умный и добрый Сергей, от которого я видел только хорошее. Который мне в свое время сильно помог.
Сначала предлагается вполне разумный план: разделить деятельность «ТНК» на два направления. Есть разработки, которые находятся на стадии НИОКР (научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ), в которые еще нужно проверить экспериментально и вложить в них изрядные деньги. А есть в РФ пусть и не столь впечатляющие инновации, которые, однако, некоторые небольшие фирмы смогли довести до товарного вида. Вполне прикладные разработки, которые можно уже сейчас вытолкнуть на рынок. Само собой напрашивается: можно войти в их бизнес, стать соинвесторами – и заработать на этом хорошие прибыли. А уж из них финансировать «чудеса», находящиеся еще на стадии НИОКР.
Набрасываю список таких фирм-потенциальных «резвых лошадок». Его пополняют мои новые товарищи. Там много толкового, уже практически готового, а то и полностью готового. Того, что нужно лишь помочь раскрутить, продвинуть. Тут и Сергей Сухонос и его «РусАтлант» с лучшим в мире, сверхдолговечным алмазным инструментом (http://vimeo.com/17723923), и Саша Фролов с его «Ифохимом» (http://video.yandex.ru/users/neuromir-itv/view/224/#), где есть и новые лекарства, и присадки к топливу. Мой товарищ (Вадим, сам инноватор) приносит документы по начатому производству производству препаратов из цеолита, очень нужных для животноводства. Я вношу в список еще одного человека, коего назову здесь Робуром-Игорем. У него – своя небольшая компания, которая делает многоцелевые беспилотные самолеты по аэродинамической схеме «утка», способные обходиться без спутниковой навигации и работать стаей, обмениваясь информацией в полете. У Робура – еще и команда конструкторов, сделавших и реально испытавших оригинальнейшую систему контроля за работой реактивного двигателя. Это считалось невозможным: мини-радар «светит» в недра работающего газотурбинного «зверя». А они эту радарную технологию сделали.
Вадим притаскивает еще один пример: ученого-медика Владимира Белякова, создателя команды разработчиков наномедицины, высокоточной медицины на уровне клетки, главу фирмы «Весттрейд» (http://www.youtube.com/watch?v=7lqQj0L_r8c).
Свои предложения приносит бывший глава 6-го управления КГБ СССР Николай Алексеевич Шам. У него тоже – практически готовые производства.
Но Сергей обескураживает:
- Не нужно мне этого прикладного… Мне неинтересно просто бабки зарабатывать: они у меня и так есть. Вы мне отыщите нечто чудесное, прорывное, потрясающее. Чтобы через год-полтора мир поразился…
Пытаюсь доказать Сергею: ты же – застройщик. А вот есть отличные строительные инновации у команды Виталия Гребнева, у «глиняного мага» Владимира Попова. Там – целая гамма и новых стройматериалов, и устройств для ЖКХ. Но и тут Сергей ошеломляет: я – только застройщик, своих производственных предприятий у меня нет. Мне это тоже, мол, без надобности.
Тихо охреневаю. Это же сразу ставит «ТНК» в крайне рискованное положение «затратной лавки», причем надолго. Но ничего не поделаешь – Сергей сам деньги вкладывает. Значит, поищем чудеса.
Потом, когда осенью 2010 года с поста слетит мэр Москвы Лужков и у московских фирм-девелоперов начнутся громадные проблемы, этот шаг Сергея сыграет роковую роль. Оказывается, все-таки мы с самого начала предлагали дело. Надо было сперва найти инновационные фирмы-«резвые лошадки».
Однако то выяснится позже. А в мае 2010-го Максим Калашников начинает формировать при «ТНК» отдел поиска и представления инноваций. Рождается решение: мы должны работать разведкой, как Интернет-телевидение. Господи, да мы же и так начали действовать с Игорем Бощенко, делая «Нейромир-ТВ»! Сам бог велел превратить эту затею в отдел поиска инноваций.

РОЖДЕНИЕ СТУДИИ «НЕЙРОМИР-ТВ»
Не прекращая набрасывать перечень интересных разработок, начинаю втаскивать в штат «ТНК», в свой отдел, Бощенко, моего оператора/режиссера/монтажера. Игорь к лету 2010 года пребывает в полной заднице. Работы у него нет, нет никаких источников заработка, скоро за съемную квартиру в Москве платить нечем будет.
Начинаю втаскивать Бощенко в корпорацию, в свой отдел, с хорошей зарплатой. Ее как раз хватит на то, чтобы оплатить съем квартиры, а там – мы и сами кое на чем заработаем, у «Нейромир-ТВ» есть кое-какие заказы. Зато у нас будет студия в «ТНК», на Ордынке, в центре Москвы. Игорь соглашается. И тут – новый сюрприз.
При приеме на работу выясняется, что Бощенко не может предъявить диплома о высшем образовании. Как так? Игорь пускается в долгие объяснения: мол, я заканчивал Челябинский политех, но потом пошел работать во внешнюю разведку (ПГУ КГБ – СВР РФ), для чего пришлось заканчивать КИА – Краснознаменный институт имени Андропова. То есть, его-то диплом не предъявишь. Делаю вид, что поверил. На самом-то деле мне давно уж ясно, что Бощенко никогда не был никаким офицером внешней разведки, что он – просто гениальный самоучка и технарь от бога, мастер на все руки с хорошей головой. Мне случилось работать с бывшими кагэбешниками в журнале «Русский предприниматель»: у них никто гражданских дипломов не отбирал. Давно уже ясно, что Игорь сам придумал эту историю: нет у него ни полковничьей пенсии, ни мундира, а значок со щитом и мечом за лацканом костюма – чистое ребячество.
Черт с тобой, давай уж без диплома – на должность оператора.
Так и появляется студия «Нейромир-ТВ» самого успешного периода его работы. Бощенко спасен от полного безденежья, мы начинаем напряженную работу: ищем инновации, снимаем репортажи о них под рубрикой «Технопарк» или «Инновации и инноваторы», попутно делая и иные передачи. Так сказать, подпольно, нагло используя оборудованную в фирме студию. Иногда делаем и закрытые съемки только для глаз руководителей «ТНК» и Сергея. Попутно берем сторонние заказы на пиар через «Нейромир-ТВ».
Правда, через полтора года это кончится очень плохо. Нашим разрывом с Бощенко.

ПЕРВЫЕ РАЗОБЛАЧЕНИЯ
Приступая к работе в «ТНК», помню свой же принцип: 90% предложений об инновациях могут оказаться туфтой. Здесь – полно сумасшедших и шарлатанов. Зато остальное может стать золотой жилой, истинной находкой.
Ну, разочарования себя долго ждать не заставили. Не я, а Вадим приводит Виктора Устюгова, автора технологий управления качествами воды (он их называет LT-технологиями). Дескать, обработанная по его технологиям вода сможет обеспечить фантастическую всхожесть семян, дополнительный припек хлеба – если делать его на обработанной им воде. Устюгов рассказывает, что экологически чистое обеззараживание семян перед посадкой более эффективно (без ядохимикатов, которые являются мутагенами), а замочка семян позволяет повысить урожайность в ~1,5 - 3 раза за счет активизации обменных процессов на уровне клетки (зерновых, пропашных, крупяных и бобовых культур).
Вадим и его эксперты ставят эксперимент. Для начала берутся три лотка с почвой. В них высаживаются семена одного и того же растения, из одной пачки. Один лоток поливают обычной водой из под крана. Два других – водой разной степени обработки устюговскими LT-технологиями. Посмотрим, что сотворит чудо-водичка.
Через несколько дней результат налицо: в лотке, что поливали водой из под крана – густая поросль всходов. А в лотках, где семена поливали устюговской водицей – редкие росточки. Там, где вода подверглась наибольшей обработке – вообще караул. Торчат лишь несколько всходов. То есть, эффект – прямо противоположный заявленному. Вода получается не живой, а буквально мертвой. А ведь Устюгов говорил, что если ее пить, то здоровье укрепится, и потенция будет – ого-го. Хорошо, что сначала на растениях попробовали…
Но выводов делать не спешим. Пробуем выпечь хлеб на воде, что обработана по LT-технологии. Берем японскую хлебопечку и сначала печем хлеб по обычной рецептуре. Получается вкусно. А потом начинаем делать тесто на воде по-устюговски. Чтобы потом испечь буханку и поглядеть – а есть обещанный эффект припека? Это ведь, по заверениям изобретателя, может в несколько раз снизить себестоимость выпечки дрожжевого хлеба.
Хлебопечку не успели запустить, как Устюгов смывается домой. Мол, у него мастер по компьютеру пришел. Не зря сбежал: выпечка опытного хлеба не показала никакой разницы с контрольной, на обычной воде. Естественно, с Устюговым сотрудничество прекращается.
Потом мы видим: а он снова мелькает в Интернете, продолжая разглагольствовать о чудесных ЛТ-технологиях, о живительной воде. Иду к Сергею-инвестору с идеей: давайте запустим на «Нейромир-ТВ» передачу «Инквизиция» - о выявленных обманщиках. Ведь такие люди, продолжая скакать от одного спонсора к другому, вытягивают деньги и порочат саму идею поиска необычных технологий. Нужно пресекать их деятельность, в самом деле!
Но Сергей машет рукой: не надо…
Ну, не надо – так не надо.
Тем временем, начался отбор возможных прорывных проектов.

Что бы мне ни говорили, а в русских условиях самыми эффективными будут государственные инновационные агентства (но не при этом государстве) и частные институты самих инноваторов. Такие, как прежний Менло-парк Эдисона или частный институт Виктора Петрика. Неизбежен и опыт повторения «шарашек», хотя и в новых условиях. На сторонних частных инвесторов надежды практически нет.
Таков мой личный опыт работы в частном инновационном агентстве.


ЛЕТО 2010-го: ПОИСК УПРАВЛЯЮЩЕГО
Итак, инвестор решил, что банальное зарабатывание денег ему не нужно и нужно искать нечто чудесное.
Но прежде, чем отобрать прорывные разработки, нужно найти хорошего управленца на нашу «Технико-научную корпорацию» (ЗАО «ТНК»). Предлагаю Сергею-инвестору две кандидатуры. Первая – Игорь-Робур, герой моей книги «Звезда пленительного риска», хозяин фирмы с несколькими успешными проектами. Вторая – Вениамин Дмитриев, бывший высокопоставленный менеджер «Газпрома», бывший вице-президент фирмы «Туполев». Дмитриев на моих глазах пытался спасти умирающую авиастроительную компанию, славное советское КБ, по своей инициативе, кстати, создал группу молодых конструкторов, разработавший гибридный летательный аппарат – полудирижабль КАТС для перевозки природного газа с мелких месторождений.
Сергей-инвестор соглашается. Обзваниваю и Робура-Игоря, и Дмитриева. Первым тащу к Сергею именно Игоря.
И тут я сознаю, что ничего в российском большом бизнесе … не понимаю. С моей точки зрения, время дорого. Значит, мы встречаемся, я представляю человека – и мы переходим к делу. Но, оказывается, это неправильно. Сначала мы с Игорем-Робуром, придя к назначенному сроку в роскошный офис крупного столичного застройщика, полчаса сидим в приемной. Игорь начинает сатанеть: да на хрена ты, Калашников, меня сюда привел? Я что – мальчишка, чтобы меня в прихожей мариновать? Я сейчас поднимусь и уйду, на х…! С трудом удерживаю Игоря. Облегченно перевожу дух, когда открывается дверь огромного кабинета и Сергей-инвестор, обаятельно улыбаясь, приглашает нас к себе.
Черт, но долгий разговор начинается как-то по-восточному: не с дела, а с рассказа о том, как поправить здоровье, с показа небольшого медицинско-тренажерного зала при кабинете. Потом беседа долго течет в какое-то философское русло. Максим Калашников – в полном недоумении. Лучше было бы говорить о принципах работы «ТНК». Тем более, что Робур мне помогал готовить предложения в администрацию президента после того, как Медведев мне ответил в сентябре 2009-го по телевизору. У Робура – реальный опыт практических экспертиз и «фантастических» разработок. Однако терпеливо высиживаю на беседе: хрен его знает, может – так оно и нужно дела вести. В конце концов, миллиардер и инвестор не я, а Сергей.
До дела доходим где-то через час. Робур обещает изложить свои соображения на бумаге. Расстаемся.
В итоге летом 2010-го это не кончается ничем. Сергей продолжает приглашать к себе Игоря-Робура под вечер и ведет с ним долгие философские беседы далеко за полночь. В конце концов, Робуру это надоедает и он вежливо уходит в сторону.
Вениамину Дмитриеву Сергей даже не звонит. На управление ЗАО «ТНК» он ставит Вадима, симпатичного белоруса, тоже моего давнего знакомого. Вадим – тоже мужик толковый. Пробуем сделать дело.
Вместе с Бощенко идем на съемку репортажа (а, по сути, на разведку) в фирму «ТЭРОС-МИФИ». К Афанасьеву.

«КРУТИЛКИ» АФАНАСЬЕВА: КАК РАССЕЯЛИСЬ НАДЕЖДЫ
На словах все впечатляет. Установки В.Афанасьева могут без всякой химии и с минимальными энергозатратами опреснять воду, очищать ее от всяких примесей и даже дезактивировать жидкие радиоактивные отходы. Снимаем репортаж из «ТЭРОС-МИФИ» (http://rutube.ru/video/8d388165b968553b7229112727bd2275/). По словам Афанасьева, нужны только инвесторы – успешный опыт работы уже есть. Дескать, мои установки покупают арабы и ставят на берегах Персидского залива.
Наш репортаж имеет огромный успех по просмотрам. Показываем его и в «ТНК», конечно. Теперь к Афанасьеву нужно идти без телекамеры, с нашими экспертами – договариваться о сотрудничестве и взаимной работе. У нас есть идея: взять у Афанасьева одну установку на проверку, вывезти к нашему знакомому в крымский санаторий – и пусть она поработает там хотя бы месяц. Мы оплачиваем все затраты Афанасьеву, пломбируем установку, оплачиваем ему охрану агрегата (чтобы ни мы, ни кто либо еще не мог в него залезть). Главное – получить подтверждение успешности работы его опреснителей. Если все успешно, мы вкладываем в эти установки деньги, помогаем фирме Афанасьева выйти на высокую орбиту.
И вот мы сидим в кабинете Афанасьева и ведем трудные переговоры. Тут уж – никакой видеозаписи, но я-то все видел и слышал. С самого начала нас ждет неприятный сюрприз. Оказывается, арабам была продана всего одна опреснительная машина, да и то – в 2002 году. Как она работает, Афанасьев не знает и к покупателю не ездил. Мол, если нет жалоб, значит, нормально пашет. Мы опешили: как это? Это что, полное отсутствие интереса к тому, как работает ЕДИНСТВЕННАЯ пока твоя «опреснилка» на берегу Персидского залива? А где, что называется, авторский надзор? И почему – коли машинка исправно снабжает арабов дистиллированной водой – они не покупают новых опреснителей Афанасьева?
Хозяин фирмы только плечами пожимает. Ну хорошо, давайте мы проверим вашу машину на Черном море. Сделаем квалифицированную экспертизу того, что получается, снимем ход опыта на камеру, смонтируем нормальный фильм об этом. Он же потом пригодится для продвижения технологии на рынке. Покроем все издержки на опыт, гарантируем вам то, что не залезем внутрь машины, чтобы украсть ваши ноу-хау. Хотите – сами ставьте свою охрану. Нам же нужны только, грубо говоря, входной и выходной шланги, чтобы видеть: вот сюда втекает морская водица, а выходит – дистиллированная.
Но Владимир Афанасьев принимается юлить. Мол, купите у меня установку за… (называется сумма в несколько сотен тысяч евро). Вежливо отвечаем: мы деньги не печатаем. Нам нужно убедиться в том, что машина работает. Если она действительно работает, то не поскупимся. Афанасьев тут же предлагает: да пусть машина стоит у меня на фирме, а вы организуйте автоцистерну, которой растворите несколько мешков соли. Мол, на месте и проверите.
Настороженно переглядываемся. Нужна чистота эксперимента. А где гарантия того, что здесь, в закоулках фирмы, сидящей на территории МИФИ, к машине не подведут втихую шланг от водопровода? Мы уж люди, жизнью наученные. Потому вежливо настаиваем: опреснительный агрегат должен быть проверен на выезде – на реальной морской воде. Боитесь вскрытия машины – поставьте свою охрану, мы вам издержки сии покроем.
Афанасьев снова ведет себя странно. Машет рукой: ну, давайте, я дам вам установку в аренду! Мне, мол, мало времени осталось, фирма «ТЭРОС-МИФИ» сидит без денег, людей жалко. Перед уходом мы очень корректно и вежливо просим: товарищ Афанасьев, сделайте нам смету по проведению эксперимента, набросайте предложения по его проведению. Он соглашается.
А потом – полный молчок. Ничего. Афанасьев как в воду канул. Никаких предложений не прислал.
Так и не состоялось это чудо. Боюсь, что на самом деле тут попросту ничего нет. Сами мы на «ТЭРОС-МИФИ» больше не выходили. Слишком много странного.
Была бы моя воля – я бы заставил провести такую проверку насильно. В случае успеха – наградил бы Афанасьева безмерно и помог бы его фирме заказами/раскруткой на государственном уровне. А в случае провала – ославил бы на весь мир, чтобы отбить охоту многим морочить голову. Но, увы, мы – структура не государственная, а частная. Не НКВД, а только ЗАО «ТНК». Можем только предлагать и убеждать…

ПЕРВЫЕ ПРИОРИТЕТЫ
На календаре – уже июнь 2010 года. Потихоньку формируем приоритеты работы.
Первым становится самолет Олега Войцеха со щелевым крылом. Изобретатель обещает: его крыло (напоминающее жалюзи из многих крылышек) позволит самолету взлетать с минимальным разбегом и удерживать машину в воздухе с огромным грузом. Ибо щелевые крылья, по расчетам Войцеха, имеют намного большую подъемную силу, нежели обычные, «по Бернулли». Благо, у Олега уже есть практически достроенный самолет-щелекрыл, доделку которого мы можем профинансировать. А потом – испытать самолет на практике.
Беремся за это.
Второй приоритет – рефлекторный двигатель Пушкина без отброса массы. Репортаж о лаборатории Ростислава Пушкина мы снимали на «Нейромир-ТВ» еще в мае-2010 (http://rutube.ru/video/3ee67e5db879a843da2f7e305655adbe/).
Третий приоритет – разработки геолога Владимира Ларина, обнаружившего выходы природного водорода на Русской равнине и в иных местах.
Здесь и решаем устроить проверки разработок. Каждая из них в случае успеха может стать мировой сенсацией. Вадим, фактический гендиректор «ТНК», пишет план…

Что бы мне ни говорили, а в русских условиях самыми эффективными будут государственные инновационные агентства (но не при этом государстве) и частные институты самих инноваторов. Такие, как прежний Менло-парк Эдисона или частный институт Виктора Петрика. Неизбежен и опыт повторения «шарашек», хотя и в новых условиях. На сторонних частных инвесторов надежды практически нет.
Таков мой личный опыт работы в частном инновационном агентстве.


ЭПОПЕЯ ВОКРУГ ДВИГАТЕЛЯ ПУШКИНА
В нашем ЗАО «ТНК» дело пошло по конвейеру: находятся интересные проекты – а потом их рассматривает команда научно-технических экспертов нашего частного агентства. В команде есть свой квалифицированный патентовед: он изучает предложение на предмет того, не было ли что-то подобное запатентовано в мире кем-то и когда-то. То есть, никакой любительщины.
Уталкиваем первую программу перспективных вложений ЗАО «ТНК». Сам рекомендую рефлекторный двигатель Ростислава Пушкина.
Вообще-то Вадим-директор на все мои предложения изучить проекты моторов нового типа ответил отказом: мол, это – слишком хлопотное и долгое дело, тем более, что придется переть против сложившейся моторостроительной отрасли. Но тут – все-таки особый случай. Убеждаю Вадима: мы тут можем обойтись «малой кровью». Ведь у Пушкина готов опытный образец его твердотопливного двигателя в 25 кило весом: я его в репортаже верчу в руках (http://rutube.ru/video/0f7acb62c92abff7f49c12b382c26b3e/ - 55 минута 55 секунда передачи). Как утверждает сам изобретатель, этот агрегат дал на испытательном стенде тягу в 6-10 тонн. Значит, здесь можно снова снарядить этот движок шашками твердого топлива и проверить на стенде. Если мы увидим заявленные Пушкиным параметры, то это – действительно прорыв. Если нет – попрощаемся с ним.
Если же успех, то можно построить некий демонстратор с резонансно-рефлекторным двигателем. Можно – катер, можно – что-то летающее. Вадим выдает идею: если пушкинский двигатель действительно работает, можно поставить его на старую метеоракету и пульнуть в космос, на опорную орбиту. Вместе с маленьким аппаратом, который передаст в эфир гимн СССР/РФ. Вот тогда будет резонанс на весь мир. Тем более, что Пушкин уже рисует чертежи Су-27 с его моторами, который в этом варианте вроде бы может выскакивать на высоту в 200 км.
Отличная идея!
Едем к Ростиславу Пушкину уже с нашими научно-техническими экспертами и Вадимом-директором. Ведем только внутреннюю – для служебного пользования – видеосъемку. Разговор длится долго. Очевидно, что очень дешевым эксперимент не получится: Пушкин со своей лабораторией по уши в долгах. Он сидит на территории бывшего детского сада, за долги у него могут отобрать эту недвижимость. Значит, нужно сначала покрыть его пятимиллионные долги.
Договариваемся с Пушкиным об эксперименте. Тем более, что Пушкин сам договорился о стендовых испытаниях в РКК «Энергия». Значит, первый этап сотрудничества – спасение его лаборатории от банкротства и стендовые испытания. И если движок показывает такую большую тягу, то следующий этап – установка его на метеоракету. Или на специально изготовленную ракету с самым простым механизмом стабилизации, благо у одного из наших товарищей есть хорошие связи на одном из тульских оборонных заводах.
Везем Ростислава Пушкина к Сергею-инвестору, уже смотревшему нашу передачу. Он согласен на эксперименты. Подписывается соглашение с Р.Пушкиным, составляется план-график работ. Долги Пушкина гасятся, лаборатория его спасена.
Казалось бы, теперь – только вперед. И тут снова начинаются неприятные «чудеса».

ПОЧЕМУ Я СНОВА ПОЛЮБИЛ БЕРИЮ?
История с Пушкиным и его движком растягивается на полгода. Почему?
Во-первых, Пушкин сразу же начинает изменять график работ. Это выводит из себя. Сроки переносятся все дальше. Во-вторых, он не желает пускать представителей ЗАО «ТНК» на стендовые испытания. Мол, объект режимный. Нас это не устраивает: мы хотим видеть данные испытаний воочию. В конце концов, выясняется: на стендовых испытаниях двигатель Пушкина не дал заявленной тяги – она оказалась во много раз меньше. Да и время работы агрегата тоже оказалось куда короче того, что обещал Пушкин.
Кажется, нужно отказываться от этого направления, как от ложного. Но Пушкин ходит прямиком к Сергею-инвестору и каким-то образом его убалтывает. И тот продолжает давать ему деньги! Все попытки Вадима-директора прекратить этот волюнтаризм разбиваются, как об стену. Поведение инвестора не вписывается ни в какие рамки! Оно полностью иррационально.
Я просто сатанею. Теперь я понимаю всю мудрость подхода к делу Лаврентия Берии и НКВД. Да, в РФ полно изобретателей, которые плачутся о том, что им никто не дает средств, что их давят преступные мафии академиков, что их затирают могущественные промышленные монополии, использующие старые технологии. И если, мол, дать им возможность и средства, то они бы показали настоящий прорыв. Мое мнение: таких людей нужно брать, давать им средства, подписывать с ними график работ – и отправлять в шарашку. По простому принципу: плакал о том, что у тебя нет средств? Подписал график работ? А теперь работай, не отвлекаясь, и отвечай за свои слова. Справился с делом? Вот тебе премии, чины, ордена, свое КБ и заводы, становись законным миллиардером и главой успешной корпорации. Не справился – иди на волю, но с всеобщим оповещением: вот этот товарищ обещал с три короба, но его инновация оказалась блефом.
Нужно поступать именно так. Иначе эта братия будет перемещаться от одного доверчивого спонсора к другому, мешая реальным гениям и иннноваторам. Заляпывая грязью действительно нужных людей.
Японский городовой! К началу 2011-го оказывается, что один из трех приоритетов накрылся медным тазом.

ПОЛЕТ ЩЕЛЕКРЫЛА
А параллельно шла деятельность по самолету Олега Войцеха с щелевым крылом. Войцех – известный ниспровегатель теории Бернулли. (http://www.skibr.ru/trud.php?lang=ru&page=voicehOG). Он утверждает, что его щелевое крыло обладает подъемной силой в 15 раз большей, чем обычное, «по Бернулли».
Наша корпорация «ТНК» финансирует достройку самолета со щелевыми крыльями. Это – легкий двухместный самолетик «Дубна-2М» со стосильным движком и толкающим винтом за хлипкой кабиной пилота. На Дубненском машзаводе делаются для него семищелевые крылья, которые ставятся на место «родных» плоскостей.
Черт, как интересно! Испытания проводим в сентябре 2010 года на одном из летных полей в Тверской области. Съемку ведем, гоняясь за аппаратом по взлетной полосе – Игорь Бощенко ловит аппаратик в объектив камеры.
Первый разбег по полосе обескураживает. Закрылки не выпущены – и машина никак не выказывает фантастической подъемной силы. Второй пробег заставляет заорать от радости: при выпущенных закрылках (тоже щелевых) «Дубна-2М» поднимается в воздух на скорости почти в полтора раза меньшей – на 55-60 км/час. При том, что со щелевым крылом Войцеха аэроплан гораздо тяжелее, чем базовый вариант – 730 кило против 550 кг изначально. То есть, эффект большей подъемной силы щелевых крыльев есть. Пилот после посадки выскакивает из кабины и трясет руку изобретателю. На радостях пишу СМС-ку Сергею-инвестору: есть успех щелекрыла!
Казалось бы, нужно развивать успех. И опять все летит кверх тормашками.

НЕ ВЫДЕРЖАВ ИСПЫТАНИЯ ПЕРВЫМ УСПЕХОМ…

Успех-то успехом, но теперь нужны полноценные испытания самолета.
Во-первых, его взлетно-посадочные характеристики не дотягивают до показателей старого гитлеровского «Шторха» с его однощелевым крылом. Тот еще в 1935 г. мог подниматься в воздух на скорости в 50-170км/ч. Пробег при взлете против ветра в 13км/ч занимал 40 метров, а пробег при том же ветре и использовании тормозов - 15 м.
Во-вторых, неясно, насколько выгодно летать со щелевым крылом, каким получится удельный расход горючего? Ведь у таких плоскостей – повышенное сопротивление.
В-третьих, высоко такая машина летать не сможет из-за проблемы обледенения щелевых крыльев.
В-четвертых, как поведут себя щелевые крылья на разных углах атаки, при выполнении тех или иных фигур пилотажа?
Олег Войцех отвечал: ерунда все это! Летать будем низко – чтобы не было льда на плоскостях. Можно вообще делать «воздушные автобусы». Главное, нужно построить самолет с двумя моторами и более высокой хвостовой балкой. Только так, говорил он, откроются все преимущества крыльев его типа. Зато у новых самолетов окажется громадное преимущество: они взлетать и садиться смогут буквально «на пятачке». В пылу О.Войцех говорит мне: подъемная сила щелевых крыльев такова, что можно сделать воздушный велосипед. Крутит человек педали мини-аэроплана – и летит. Осторожно возражаю: даже тренированный велогонщик не может дать мощности больше полутора лошадиных сил, да и то на короткое время. Любой порыв ветра снесет такой «велоаэроплан» к едрене фене. Но Олег Войцех на это ничего не ответил.
И тут возникает конфликт. Изобретатель заявляет: мне нужны несколько десятков миллионов долларов – строить самолеты нового типа. Руководство же «ТНК» возражает: нужны еще испытания, продувки крыльев и аппарата, снятие множества вопросов. Стороны сбиваются на ругань. По распоряжению Вадима, фактического директора корпорации, начинаются виртуальные «продувки» крыльев с помощью особой программы на мощном компьютере. Часть крыла воспроизводится – и его укрепляют на крыше автомобиля, облепляя датчиками. Авто носится по дороге, аппаратура фиксирует нагрузки на кусочек плоскости. Войцех приходит от этого в ярость: исследования пошли без него.
Он идет к Сергею-инвестору – и тот отпускает его, отдав изобретателю самолетик и снабдив его деньгами на первое время. В итоге погибает очень интересное направление работ. Войцех и по сию пору носится с тем же самым аэропланом, не имея средств на продолжение работ.
Снова с тоской вспоминаю Берию. Черт, вот так бездарно погибло еще одно приоритетное направление! С итоге и мы – на бобах, и Войцех почти ни с чем. Обидно до боли.

«ДЫХАНИЕ ЗЕМЛИ»: ОСТАНОВКА НА ПОРОГЕ
Наконец, развивается третий приоритетный проект: исследование мест, где геолог Владимир Ларин обнаружил выходы природного водорода.
Тема крайне интересная. На такую аномалию накладывается «сетка» из точек зондирования с помощью сейсмографа и газоанализатора. Если теория Ларина верна, то в таких местах, где из недр выходят струи водорода, на сравнительно небольшой глубине могут быть молодые месторождения нефти. А главное – если пробурить скважину (подробности опускаю, ибо это – прерогатива самого Ларина), то водород устремится в нее. То есть, можно получать ценный газ практически без всяких энергозатрат, без дорогого электролиза. Вот тебе дешевое топливо, средство заправки перспективных топливных элементов.
Завязываемся с Лариными, отцом и сыном. Создаем программу «Дыхание Земли». Финансируем экспедицию на одну из аномалий в глухой глубинке. Там ведется детальное – густой «сеткой» - исследование тарелкообразной впадины. Мы с «Нейромир-ТВ» едем снимать ход экспедиции, месим грязь в резиновых сапогах. (К сожалению, эти съемки – собственность инвестора и никогда не пойдут в открытый «эфир»).
И вот поздней осенью 2010 года получены результаты. Что-то в глубине есть. Но что? Теперь нужно одно – бурить скважину на аномалии. Только так можно получить твердое представление о том, что лежит в неглубоких недрах в таких местах. Черт, и опять все останавливается.
Сергей-инвестор отказывается. Бурение – очень дорого, требует массы разрешений и согласований. А не дай бог, там нефть окажется? Тогда вообще караул будет. Судим-рядим. Может быть, предложим руководству Белоруссии бурить на его территории, под прикрытием того государства? По формуле: «От вас – защита, от нас – финансирование бурения»? Тем более, что в Белой Руси подобных аномалий на местности хватает. К тому же, белорусам нефть не помешает (коль она действительно образуется из-за струения водорода), да и просто водород не помешает. Если он начнет течь по скважине, его сразу можно для автономной электростанции использовать: водород в ДВС давно используют.
В общем, пробуем выйти на руководство в Минске. Увы, реакции нет. А в РФ инвестор бурить не решается. Нет сильного государственного прикрытия.
В общем, и этот проект глохнет.
Положение уже к концу 2010 г. становится отчаянным. Пытаюсь доказать Сергею-инвестору: не нужно было вламывать бабки сразу в «чудеса»! Надо сначала взять вполне готовые проекты фирм-«газелей», которые предлагают массу интересного, существующего физически: новые химические составы, лекарства, строительные материалы. У одного Владимира Зернова в его «Российском новому университете» (РОСНОУ) есть гамма хороших продуктов – вплоть до отличных ветроагрегатов-ветропанелей Зураба Отарашвили (http://www.rosnou.ru/candidate/innovations/vetropanel_2009/) до работоспособных агрегатов по производству дешевых нанотрубок (http://video.yandex.ru/users/neuromir-itv/view/255/#). В РОСНОУ, созданном советскими физтеховцами, вообще много прикладных инноваций. Заработаем на них – вложим деньги в НИР и НИОКР .
Но все – тщетно. Сергей замыкается в себе.
Сейчас, вспоминая все это, еще раз понимаю: такие, как ларинский, проекты могло бы двигать именно государственное Агентство передовых разработок. Естественно, в нормальном государстве, а не в расейской имитации государства. Сравниваю это с частным институтом Виктора Петрика: вот этот – сам изобретатель и потому может идти напролом, сам создавая опытные установки. А тут – какая-то нерешительность.

Продолжу повествование о попытке работы нашего частного инновационного агентства в 2010-2011 годах. Пожалуй, один из самых главных выводов нашего опыта – в том, что фирма должна иметь вождя. Не просто волевого, но и умного. В противном случае все вырождается в хрущевский волюнтаризм и растренькивание средств.
Для начала – еще одна реальная и крайне поучительная история…

КАК СОРОК ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ УЛЕТЕЛИ В НЕБО…
В нашей «Технико-научной корпорации» очень быстро начался организационный бардак. Сергей-инвестор так и не смог найти опытного гендиректора для нашей фирмы и получилась удивительное положение. Формально сам став генеральным директором ЗАО «ТНК», он де-факто назначил ее оперативным руководителем Вадима-белоруса, технаря-электронщика. Мужика вполне разумного, пытавшегося выстроить работоспособный цикл: «поиск инновации – ее экспертиза – экспериментальная проверка – финансирование/отказ в финансировании».
Но на деле получилась волюнтаристская «горбостройка». Напрямую к Сергею-инвестору стали бегать искатели финансирования. Подчас очень своеобразные. Вплоть до строителей магических фигур из зеркал. И Сергей стал принимать решения о финансировании, минуя всякую экспертизу и проверку! Получался разрушительный волюнтаризм.
В один прекрасный день Сергей самочинно решает дать деньги группе тех, кто утверждает: мы можем управлять погодой в планетарном масштабе, направляя циклоны с помощью устройства, напоминающего небольшую пушку. (Предваряя вопросы, отвечу: это не Новоселов со товарищи). Имен этих людей не называю, ибо эксперимент вышел настолько «кривой», что мне не хочется пятнать людей. Вполне возможно, что результат был – но только его никто толком не зафиксировал.

Загоревшись идеей направлять циклоны, куда душа возжелает, Сергей в июне 2010-го решает: я дам вам деньги, а вы мне устроите дожди в Башкирии. Узнав о сем, хватаюсь за голову: полная профанация! Такой эксперимент нуждается в серьезнейшей подготовке на государственном уровне. Надо заранее определить район, заключить договор с тамошними метеостанциями, скрупулезно отслеживать уровень осадков, сравнивать его «до», «во время» и «после». А также – сравнивать данные по осадкам в тот же период по прошлым годам. Тем более, что «погодники» предупредили: мы не можем «включать» дожди будто рубильником, нам нужно время на подготовку. И вообще, сказали, лучше заключить соглашение на абонентское обслуживание на целый год. Вот так, с кондачка, принимать решение о начале опыта? Мы же ни черта проверить не сумеем.
К сожалению, инвестора отговорить не удалось. Наши новые партнеры стали «работать» по Башкирии. Буквально тут же над Москвой и всей Центророссией повис аномально стойкий антициклон. Адская жара дополнилась удушливым дымом от горящих лесов. Черт, никто не потребовал перенаправить усилия хозяев «погодной пушки» хотя бы на столицу.
В итоге потом Вадим-фактический директор «ТНК» и эксперты долго и нудно ругались с «погодниками». Те показывали спутниковые метеоснимки Башкирии, показывали вроде бы возникшие аномалии, обводили карандашом тучи и дожди. В общем же, получилась какая-то «ничья». Непонятно, показали «погодники» какой-то результат или нет. В общем, сотрудничество на сем и завершилось. Своей «пушки» они так и не показали.
А сорок тысяч долларов на эксперимент буквально улетели в небо.

ПРИКАЗ-КОНТРПРИКАЗ
К осени 2010 года Сергей-инвестор ставит новую задачу: найти самые прорывные технологии в жилищно-коммунальном хозяйстве. А то, дескать, строим новые жилые комплексы, создаем управляющие компании – а потом буквально разоряемся на оплате тепла, воды, электричества.
Беремся за работу. Мобилизую общественность, дав объявление в блоге. Звоню Евгению Капранову, буквально поднимая его после операции, ибо Евгений Петрович специализируется на инновациях в ЖКХ. Ибо он в Магаданской области смог наладить первую комбинированную станцию (теплонасосы плюс дизель-электрическая установка) в поселке Клепка. Приходят интереснейшие предложения от инновационных фирм. Очень много – по системам оптимального управления ЖКХ. Много – по энергосбережению. Капранов приезжает, с ходу предлагает новые, работающие на газе, автономные электростанции, могущие дать киловатт-час вдвое дешевле, чем системы бывшего РАО «ЕЭС». Главное, они серийно производятся в РФ. Все просят: нужны конкретные проекты новых жилищных комплексов, чтобы привязать к ним технологии. В общем, есть что выбирать. Но…
Буквально через две недели Сергей дает задний ход. Вся работа пошла коту под хвост.


СРАВНЕНИЯ
Вспоминаю это – и сравниваю все с теми инновационными фирмами, что были основаны не любителями-богачами, а инноваторами, коим бог дал бизнес-способности. Они таким волюнтаризмом не страдают и твердо знают, чего хотят. У них мозги и воля сопряжены.
Мне довелось видеть «РусАтлант» Сергея Сухоноса. Там все подчинено главному направлению – передовому алмазному инструменту для станков, новым технологиям нанесения покрытий на металл. Причем очень прорывным. Все можно пощупать и проверить, инструмент идет на экспорт. Или вот у Виктора Петрика во Всеволожске: стоят опытные, хорошо сделанные установки. Скажем, по получению монокристаллов кремния отменного качества или по добыче в одну стадию платиноидов из бедной руды. Загрузил в установку шихту даже с малым содержанием платиноидов – получил в один прогон платину, родий, палладий, оседающие на стенках колб, стоящих в ряд. В один «прогон». Углеродные соединения высокой реагентности здесь делают – их тоже можно испытать в деле. А сколько стоящего можно видеть в ИРОПе – Институте рентгеновской оптики Мурадина Кумахова. Там вообще масса интересного и вполне прикладного: институт Кумахова вообще живет за счет продажи патентов. Здесь есть новые способы «точечного» уничтожения раковых опухолей весьма дешевым и щадящим организм способом.
И в этих примерах чувствуется воля, последовательность, целеустремленность. Оно и понятно: хозяева фирм – сами инноваторы или изобретатели. Для них их компании или институты – не игрушки праздного барина, развлекающегося от скуки, а смысл жизни.
А наш инвестор – человек и благородный, и порядочный. Но только рыскает по курсу невероятно. Сегодня мы собрались на совещание и решили делать одно. Через неделю он все переигрывает и хочет устроить проект совершенно иначе. То мы жестко организуем проекты, то мы просто платим гранты ученым, чтобы их заставляла работать их совесть. В итоге выходит организационная неразбериха, начинаются метания. А главное – деньги начинают лететь на ветер. Вижу, как все мои надежды начинают развеиваться. Вижу, как «ТНК» становится просто барской игрушкой.
Пытаюсь найти интересные команды и проекты взамен выбывающих. Черт, нужно попробовать спасти нашу корпорацию инноваций. Нутром чую, что он покатился к краху. Нахожу очень много интересного, немало отличных разработок находят технари-сотрудники «ТНК». Но только налаженная процедура отбора проектов ломается. Все труднее становится решать элементарные вопросы с Сергеем. Вадим-белорус тоже все чаще ходит мрачнее тучи. Изначальная ошибка в создании «ТНК» накапливается. Нет, черт возьми, сперва однозначно нужно было брать инновационные компании с их жизнеспособными проектами – и развивать их, сначала зарабатывая деньги. А из них – тратиться на поиск и исследование «чудес».
Господи, ну как втолковать это инвестору?

ВРЕДНАЯ ДЛЯ НЕРВОВ РАБОТА

Работать с нашими изобретателями и инноваторами – это жечь нервы. Впрочем, я сам знал, на что шел.
Так, встречаемся с профессором Медведевым, конструктором установок очистки воды для орбитальных станций «Салют» и кораблей «Союз». Эти аппараты работают без химических реагентов. Медведев – большой специалист по мембранам, у него – своя фирма по установка водоподготовки для промпредприятий. Первоначальные впечатления вроде благоприятные: профессору – уже за семьдесят, но он бодр и крепок, у него – свой большой дом в Подмосковье с лабораторией в подвале. Мы с экспертами едем к нему сначала изучить вопрос: а можно ли использовать установки «космического типа» для дешевой очистки воды, например, в отелях Юго-Восточной Азии?
Медведев, приведя нас в лабораторию, принимается говорить о совершенно ином – о том, как с помощью его технологий очень дешево и с почти вдвое меньшими энергозатратами разлагать воду. То есть, можно поставить его установку в автомобиль, залить в бак простую воду – а дальше машина поедет на водороде.
Почему бы и нет? Медведев сообщает, что ведет опыты и готов обсудить с нами проект через месяц. Мы тоже соглашаемся: машина на воде – это хороший демонстратор возможностей. Это можно финансировать.
Проходит месяц. Мы снова встречаемся с Медведевым. Интересуемся, как результаты экспериментов? И тут Медведев заявляет: мол, я тут новый путь получать водород из воды открыл. В Интернете. Некий американец создал кавитационную установку, которая добывает водород из воды. Ее нужно ставить на автомобиль. Оную штуку приведет в движение электромотор от аккумулятора, а из нее водород поступит в цилиндры двигателя внутреннего сгорания.
- Я составлю подробный пакет документов и вам продам… - заявляет профессор.
Едва сдерживаюсь. Это «я вам продам» вызывает у меня смесь злости и сарказма. То есть, нас за лохов держат? Нам собираются продать пачку бумаги на тему некоей «технологии», которой Медведев никогда в жизни не занимался и вживую не пробовал? Нам впаривают схему в стиле города Глупова: в автомобиле электромотор крутит воду в баке, из которой добывается газ для использования в обычном двигателе. Не слишком ли много передаточных звеньев с неизбежными потерями от преобразования энергии из одного вида в другой? Не проще ли тогда элементарно поставить на автомобиль электромотор и ездить на аккумуляторе? А то, что нам предлагают, сродни бреду спятившего: это как если бы создать некий самобеглый экипаж, где вы педалями крутите генератор, а он подает ток для кипячения воды в котле, пар из коего идет в паровую машину. Так лучше, блин, просто велосипед построить!
Медведев в ответ бурчит о том, что мы ничего не понимаем, что водород вместо бензина – это мировой мэйнстрим. После чего мы с профессором прощаемся навсегда. Пусть ищет дураков дальше.
Другого «гения» нахожу по публикациям в Интернете – Андрея Мельниченко. Он говорит, что изобрел некое устройство, в котрое втекает энергия на сто ватт, а вытекает из него – на двести. Главное – правильно расположить индукционные катушки. Приглашаем его к себе. На встречу является довольно замурзанный молодой человек, постоянно прихлебывающий энергетический напиток из банки.
Тактично не спрашиваем его, почему он сразу не закольцевал свое устройство и не сделал его вечным двигателем. Мельниченко заявляет по ходу беседы, что некоторые физические константы таковыми не являются и могут изменяться. Бог с тобой. Можно ли посмотреть ваше устройство в деле? Можно ли воочию убедиться в том, что в ваш агрегат втекает энергия на освещения одной стоваттной лампы, а вытекает – на две таких же лампочки?
Мельниченко начинает юлить. Мол, за вами кто стоит? Успокаиваю его: мол, крупный застройщик в Москве, человек благородный, не масон и не агент мировой закулисы. Что ищем мы прорывные технологии для будущего страны. Что уже вели работу с изобретателями, что ни одного не обидели. Рассказываю о щелекрыле Войцеха, о том, что наша корпорация дала грант фирме «Интеллект» на разработку ректенн – устройств для получения электричества из окружающего тепла. Зря я это сказал. Мельниченко мало того, что говорит путано, сбиваясь с темы на тему, так он еще и капризно-подозрителен. «Так это я предложил ректенны!» - заявляет он – «Украли мою идею!».
С трудом сворачиваем разговор на его устройство. Так можно ли посмотреть его в деле? Мельниченко пускается в долгие рассуждения о том, что такие изобретения подавляются, что он – ради своей безопасности – отдал свою схему китайцам для производства блоков питания к ноутбукам. И через полгода, дескать, они появятся на рынке – и тогда с ним, изобретателем, уже ничего не сделаешь.
- Прекрасно! – отвечаем ему. – Коли вы уже даром отдали изобретение китайцам, покажите его и нам.
В ответ раздается: «Виделся я с нашими олигархами, все они – жлобы».
Опять терпеливо объясняем Мельниченко: наш инвестор – не жлоб. Продемонстрируйте ему изобретение, можно – на вашей территории. Это будет оплачено. Если наши эксперты увидят, что эффект есть, пойдет хорошее финансирование и работа по созданию большой, промышленной установки. Вроде бы, Мельниченко соглашается.
Но через полчаса после его ухода получаю СМС-сообщение от него: «Демонстрация изобретения должна оплачиваться по мировым ценам!»
В ответ язвительно интересуюсь: «А где можно увидеть перечень мировых цен на вечные двигатели и на их показ? И как это вяжется с тем, что ты сам вроде отдал свою схему в Китай?»
В ответ несется какой-то бред. Что-то опять про то, что все бизнесмены в РФ – жлобы. Логикой там и не пахнет. Понимаю, что тут нужен не технический эксперт, а медицинский. Прекращаю всякое общение.
Разговор этот случился еще в 2011 году. Так что, читатель, покупая китайские ноутбуки, посмотрите: не выдает ли блок питания к ним энергии вдвое больше, чем получает.
Но это – курьез. Разговор с Мельниченко занял всего пару часов и финансовых затрат не потребовал. Все больше понимаю: чем дальше по шкаде времени от гибели СССР – тем больше шарлатанской пены и научно-технических фриков вокруг, тем меньше ценного и стоящего.
Меж тем, тучи над «ТНК» сгущаются. В октябре 2010 года падает мэр Москвы Лужков. Его меняют на Собянина, который прекращает застройку города. У нашего инвестора-девелопера начинаются огромные трудности в основном бизнесе…

(Окончание следует)


Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
1 + 11 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.

Записи на схожие темы

Объективный обзор онлайн клуба «Вулкан Вегас»

... игровой площадки гарантируют посетителям конфиденциальность личных данных. Победители выбираются честно. ... в «Вулкан Вегас». Открытие личного кабинета не является обязательным условием ... кнопку «Вход» и ввести личные данные. После всех вышеуказанных действий ...

Ростовские военнослужащие обсудили организацию армейского питания

... и обсудили улучшение организации питания личного состава, рассказал подполковник. В конференции ...

С какими неприятностями можно сталкиваться на курортах

... краю кровати рекомендуется не оставлять личные вещи, ибо ни могут быть ... курорта рекомендуется выбирать места с личным пляжем, в противном случае можно ...

«Через войну в кино — против войны в мире»: в Тульской области проходит кинофестиваль им. Ю. Н. Озерова

... с биографическим фильмом Константина Буслова «Калашников». В киноленте рассказывается о непростой ...

Главное об онлайн клубе Космолот

... продуктами ведущих мировых разработчиков. Безопасность. Личные данные игроков не разглашаются. Их ...