Максим Калашников: Вышла в свет моя новая книга: о том, что уже неизбежно

ДВЕНАДЦАТЬ БЕЗ ПЯТИ: УВЕРТЮРА


С точки зрения человека ХХ столетия

Пираты, действующие с территорий Йемена и Сомали. Пираты в разорившейся Исландии и на юге Африки, в Гвинейском заливе и в лабиринте островов Юго-Восточной Азии…
Войны за нефть и пресную воду. Войны, в которых на большой высоте взрываются ядерные боеголовки. Бойни и кровь там, где некогда были Пакистан, Ирак, Израиль. Раскол Европы, развал старых национальных государств. Крушение финансовой системы Запада, шоковая терапия в еще буквально вчера благополучных странах «золотого миллиарда». Агрессивный Китай. Волны террора. Неонацисты и новые красные на Западе – и ожесточенные схватки между ними. Всевластие международной преступности. Силовое подавление сепаратизма в США. На смену разрушенной либеральной демократии приходит неототалитарная «постдемократия». Обрушение «пирамид» государственных долгов. Яростные стычки между коренным населением и мигрантами повсюду. Нехватка продовольствия, его растущая дороговизна. Бурлящий насилием арабский Восток. Стремительно дорожающая нефть и провал политики «альтернативной энергетики». Свертывание космических программ. Волна техногенных катастроф – и природные катаклизмы один за другим. Наступление нового варварства…
…Соединенные Штаты Америки, чья судьба колеблется между распадом и установлением нового тоталитаризма…
Демонстрации и боевые организации христианских фундаменталистов… 
Все это – неизбежные черты будущего. На много лет тому вперед. 
Мене, текел, упарсин… Все имеет свою цену. За все приходится расплачиваться. 
Есть весьма тревожный признак, друг-читатель. Посмотрите на книжные прилавки. Их буквально оккупировали многочисленные книги и романы о будущей катастрофе человечества. Их обложки – сплошные инферно-метро, где немногочисленные выжившие люди подобны озлобленным крысам. Изображения руин небоскребов на Манхэттене, разрушенные и поросших деревьями кремлевские башни, развалины грандиозного Московского университета, накренившаяся Эйфелева башня. Ох, не к добру все это! Коллективное бессознательное чует грядущие лихолетья. С каким-то болезненным удовольствием люди массой читают романы-апокалипсисы. Позитивные образы будущего им неинтересны. С такой же тревогой наблюдаю настоящий наплыв романов о попаданцах из нашего времени в Великую Отечественную. Это – столь же массовое бегство от реальности, осознание того, что исттрия пошла не так и не туда… 
Более тридцати лет назад элитами Запада овладело безумие. В мир ворвались два фундаментализма, два мракобесия. Одно – мусульманское. Второе – либерально-монетаристское, уже постхристианское, постиндустриально-постмодернистское. Более трех десятилетий господствовало поклонение Золотому тельцу, творились чудовищные преступления против разума, науки, многовековых усилий культуры, здравого смысла, против самого Человека. Против совести, любви и человечности. Правила бал бесстыдная погоня за наживой. И вот теперь, когда уже успели постареть те, кто был еще юн в 1979-м, приходит страшная расплата. Она уже неминуема. Нужный ангел вострубил – и падает звезда Полынь. Вот-вот в нашу реальность ворвутся орды новых варваров.
Тридцать лет «рыночного безумия» косой прошлись по планете. Они унесли миллионы жизней, изломали миллиарды человеческих судеб. Они под корень уничтожили ростки иного, манящего, лучезарного будущего. Тридцатилетний эксперимент «неограниченного капитализма» заложил по всей планете «бомбы» страшной разрушительной силы, которые неотвратимо взорвутся. Здесь – свои чернобыли и фукусимы, лос-анджелесы и кампучии. Наступает век невиданных потрясений, и он – сие нынче очевидно – приведет к жертвам гораздо большим, чем век двадцатый. 
Здесь уже бесполезно кричать и плакать, протестовать и творить заклинания. Мегакризис надвигается так же неотвратимо, как и ледниковый период. Предотвратить его невозможно, так как за последние тридцать с лишним лет было сделано все, чтобы он разразился. Уж больно долго род людской страдал безумием, ломая предохранительные механизмы, бездействуя, запуская многочисленные болезни и не желая видеть дальше собственного носа. Мы промахнули «точку невозврата».
Нужно иметь мужество это признать, не пряча по-страусиному голову в песок. Не предаваясь опасным иллюзиям. Нужно встретить Глобальный Смутокризис, сцепив зубы, набравшись решимости и воли к действию. Нам нужно попытаться выжить и построить Новый Мир. Попытаться дать бой силам Тьмы и нового варварства. Сохранить культуру и традиции Разума. 
Пишу эти строки и с гордостью говорю: я – человек ХХ века. Презираю людей ХХI столетия. Потому что пока они – кретины, новые варвары. Разучившиеся читать книги придурки с рваным, хаотическим, алогичным мышлением. Эти существа функционально неграмотны, плохо образованы и не знают тех элементарных вещей, что были ведомы каждому советскому школьнику. Склонные только к простым решениям, освобожденные от культурного наследия целой эпохи Разума, порочные и не рожающие детей, пораженные наркоманией и ядом дебильной масс-культуры. Нет, я – человек ХХ века! Столетия пускай и трагического, но и великого. Столетия науки и техники, века читающего и размышляющего. А самое главное – верящего в безграничные возможности Человека. Столетия, стремившегося к пределам, к звездам. 
Вот – мое знамя. Будучи родом из великой эпохи выхода в космос, покорения атома, погружения в Марианскую впадину и достижения других планет, пишу эту книгу со своей точки зрения. Вера в Науку и Разум, в Свехчеловека и Звезды – мое кредо. Ибо мы – коги, когнитарии. Те, кто умеет познавать и размышлять, воображать новые миры и их создавать. Мы храним книги и знания, мы храним в себе искру времени великих свершений. Искру, из коей придется разжигать новое пламя. 
Я – ког, и не изменю своему предназначению. Ибо если кому и суждено вывести человечество из ночи нового варварства, так только когам. 

Листая старые карты

Как странно листать исторические карты и видеть миры, которых уже нет. 
Вот средневековая Европа. Священная Римская империя германской нации. Бургундия. Кастилия и Арагон. Великое княжество Литовское. Аквитания. Независимая Шотландия. Этих стран больше нет. 
Вот излет Древнего Мира. Уже две Римские империи. Империя персов-огнепоклонников – сасанидский Иран. Кушанское царство и Бактрия. Согдиана. Где все это? Стерто безжалостной волной Суперкризиса: крушения античности. 
Вот канун Первой мировой. Австро-Венгрия. Второй Рейх. Российская империя. Османская империя. Британская империя, раскинувшаяся по всему Земшару. Их тоже больше нет. 
Вот 1985 год. СССР. Чехословакия и Югославия. Саддамов гордый Ирак. Западная и Восточная Германии, ФРГ и ГДР. Где это теперь? 
Их больше нет. 
Но точно такое же чувство испытываешь, когда глядишь на нынешнюю карту мира. Ты видишь то, что скоро исчезнет, будет разорвано и перекорежено. Наверное, такое чувство мог испытать проницательный римлянин, сидящий где-то в Равенне среди болот, и чувствующий: вот-вот вандалы возьмут Вечный город. Ибо катастрофа в битве с готами у Адрианополя уже произошла, и император Валент заживо сгорел в костре…
Смотрю на нынешнюю карту мира и прощаюсь с ним. Наши предупреждения пропали втуне. Нас никто не услышал. Бездна людской глупости оказалась слишком глубокой. Процесс развала теперешней реальности набрал ход. Он покатился со склона, как неудержимая – массой в миллионы тонн – лавина. Да что там лавина! Это подобно тектоническому процессу, остановить который мы уже не в силах. Что слабый человечишка перед лицом движения мощных материковых плит истории? Предвижу, что многие страны прекратят существование. И что нас ждет лихая година Мегакризиса. С приходом нового варварства. 
На часах – уже около полуночи. 


Марш в преисподнюю

Что нас ждет завтра? Наш мир – на развилке. Уже очевидно, что глобальный кризис, который все кончается, но никак не закончится – только в самом начале своем. И дальше он будет все более и более жестоким. 
Чтобы выйти из него, ядру агонизирующей капиталистической системы – США и Европе – необходимо начать новую мировую войну. Пойти не на передел планеты – это уже старо! – а на настоящее переформирование реальности. В итоге этой войны нового типа (нмкакого ядерного армагеддона!) – безусловный передел остатков СССР и России, освоение новых пространств. И в конце такой войны – новый кастово-рабовладельческий строй, новый тоталитаризм. С новой научно-технической революцией. Это жестокий, но наиболее выгодный Западу выход.
Ибо альтернатива ему – гораздо страшнее. Запад превращается в край стариков (низкая рождаемость, мало молодежи). Запад, отягощенный чудовищными долгами государств, корпораций и граждан, теряет экономическую силу. Экономический центр мира смещается в Китай и вообще в Юго-Восточную Азию. Там поднимается проект новой индустриализации. А туда, где кипит индустриальная жизнь, неизбежно переместятся научные центры и лучшие университеты. Туда сместится и финансовый «пуп Земли». Место Нью-Йорка и Лондона займут Шанхай, Гонконг, Пекин. Низринутся старые владыки – доллар и евро. Над планетой воссияет Его Величество Юань. 
Но это еще полбеды. В этом новом мире образуется исламская фундаменталистская зона. Зона агрессивного невежества, где «время – назад!». Зона контрмодерна. Зона тьмы и дикости. 
Мир захватят невиданные природные бедствия. Мы можем оказаться в финале Нефтяной эры – с самой кровавой перетряской. С невероятно жестокой борьбой за ресурсы. С настоящей катастрофой в экономике, политике и в самом обществе. И это уже неизбежно. 
- Вы не говорите ничего нового, Калашников! – бросят мне сквозь зубы. 
И в самом деле, все предыдущие мои книги с 1998 г. полны предупреждений о надвигающейся на человечество бедах. Мы рассмотрели в них множество прогнозов не только от русских, но и от западных «мозговых трестов». Доклад Командования сил объединенных операций Пентагона и предсказания Национального совета по разведке США, доклады РЭНД-корпорации и круглые столы ряда американских мыслительных трестов. Все они пророчат суровые испытания. Но здесь я, читатель, хотел бы обозначить то, что уже бесспорно. То, с чем придется жить уже буквально завтра. Ибо все попытки когов сломать злой рок оказались тщетными – перед лицом человеческих алчности и глупости. Итак…
Я усядусь в свой дилижанс
И помчусь сквозь дым и пальбу.
Может, это единственный шанс
Изменить злую судьбу…
Песня из советского мюзикла семидесятых звучит сейчас в моей памяти…

Полночь, XXI век…

Чего нам точно не миновать в начале этого столетия? Во всяком случае, в его первой четверти? 
Мир совершенно отчетливо будет биться в припадках – агонии капитализма. Капитализма позднего, смердящего, перерастающего в тупиковый «элитаризм». Нам доведется стать свидетелем смерти старой финансовой системы, олицетворенной долларом и евро. Обрушится та гора государственных долгов, что наросли на странах Северной Америки и Европы за последние тридцать лет. Скоро они промахнут планку в 110% ВВП стран Большой Семерки и – будьте покойны – продолжат нарастать. Вплоть до их обрушения. До последнего дня новых Помпей.
Никакие попытки сократить бюджетные дефициты некогда «развитых стран» этого не предотвратят. Ты сам, читатель, посуди: ведь это потребует урезания социальных расходов в западных странах, сокращения затрат на науку, образование и медицину. Уменьшения военных ассигнований. Наращивания налогового бремени. Словом, всего того, что русские полной (и горькой!) чашей хлебнули после 1991 года. 
Помяните мои слова, читатель: непомерные налоги и сокращение государственных затрат (бюджетного спроса) пригнетут экономики стран бывшего «золотого миллиарда» почище асфальтового катка. Это будет похоже на попытки плыть в море с тяжеленным камнем-жерновом на шее. А камень будет становиться все тяжелее и тяжелей: из-за низкой рождаемости европейцы и американцы будут вынуждены содержать пухнущую, как на дрожжах, массу пенсионеров. Слишком долго западные белые люди превращались в скотов, живущих ради собственного удовольствия, не думая при этом о завтрашнем дне. Слишком долго гонялись за роскошью, страдая педерастией и садомазохизмом, разрушая собственные семьи и заводя единственного (в львиной доле случаев) ребенка. Но сколько веревочке, как говорится, ни виться, а конец-то – вот он. Особенно если учесть, что пенсионные системы Запада окажутся банкротами (за их счет уже безуспешно спасали банковскую систему, вливая в нее триллионы долларов). А послезавтра окажется, что нужно выбирать: либо – содержать своих стариков со старухами, отказывая в средствах молодежи, науке, университетам, обороне и космосу, строительству новой инфраструктуры и политике поддержки рождаемости. Либо – держать пенсионеров на голодном пайке, выкраивая средства на все, что необходимо для выживания и развития. Хорошенькая альтернатива, не правда ли? 
Чтобы выжить, придется ввергать в нищету пенсионеров. Не рожали деток в числе троих и более – пеняйте теперь на себя. Ибо теперь вы можете утянуть всех на дно. А для того, чтобы сэкономить на стариках, на еще вчера либеральном Западе придется лишать пенсионеров избирательного права. Иначе они просто примутся голосовать за тех, кто пообещает им сохранение сладкой жизни. Западные старики эгоистичны, их не волнуют проблемы пособий молодым семьям на рождение детей, финансирования школ и детской медицины. А уж тем паче – трудности с затратами на ученых и преподавателей. 
А значит, Запад войдет в полосу неофашизма и войны между поколениями. Это предопределено беспощадной экономикой.
Но и здесь потрясений не избежать. Ведь чтобы поправить финансовые дела, чтобы свести концы с концами в национальных бюджетах, Западу нужно строить новую, эффективную промышленность. Обеспечивать своим гражданам сотни миллионов рабочих мест, где требуются мозги и умения, где зарплаты – достойны. Но ведь Запад тридцать с гаком лет только тем и занимался, что разрушал индустрию, уводя ее в Китай и – коль смотреть на вещи шире – вообще в Азию. Там, где теплее и рабочие руки подешевле. Запад успел потерять тех, кто умеет обращаться со станками и сложной техникой, кто достаточно для этого подкован в технике и точных науках. Ушли на покой те, кто еще знал, как строить современные промышленные комплексы. Вчерашние продавцы, парикмахеры, танцовщицы стрип-клубов, офисный планктон и заворачиватели гамбургеров – негодный человеческий капитал для новой индустриализации. Да и как строить новую индустрию, если это – мобилизация и рвание жил, а западники отвыкли от всего этого? Как поднимать новые заводы и фабрики, коль им уже есть сильнейшая конкуренция со стороны все усиливающегося и набирающего ход Китайского индустриального проекта? Коль деиндустриализация уже привела к деквалификации белых, к атрофии их мозгов? Да еще и в условиях, когда белой молодежи мало, а иммигранты из Азии и Африки – ей не замена? 
Оттого Запад – мы можем это твердо заявить – с задачей неоиндустриализации не совладает. Потому рухнут горы государственных долгов. А вослед за ними – горы долгов корпораций и домохозяйств. Это – зримая перспектива для англичан, например. Это и будет бесславным концом доллара и евро. 
А что это значит? Хаос. Крах либерально-монетарной глобализации. Конец ВТО. 
Отсюда логически вытекает ослабление Запада, падение его военной мощи вослед за исчезновением экономической силы. Упадок некогда самой совершенной военной машины. Что последует за этим? Правильно, друзья – передел сфер влияния в мире. Выход на арену истории новых великих держав, коим нужны свои империи-зоны господства. А это – войны и конфликты, поддерживаемые извне революции и сепаратизмы. Смуты и кровь. 

Исполнение пророчеств Данилевского и Уэллса

У русского мыслителя Григория Данилевского есть книга «Святочные вечера» (1868 г.). В ней содержится рассказ «Жизнь через сто лет», где есть поистине пророческие строки. Итак, герой повествования, перескочив через век, оказывается в упадочнической Европе и читает попавшую в руки газету…
«…Божией милостью и по воле правительствующего высокого народа китайского, - мы, европейские министры его светозарного величества, императора Китая и богдыхана Европы, - по зрелом обсуждении в местных и общем европейском парламентах, постановили и постановляем…»
А дальше Данилевский рассказывает, как это случилось. Китайцы, расплодившись до 700 миллионов душ (ныне – полтора миллиарда) переняли у Европы все технические достижения и практические познания. Создав исполинские армию и флот, они покрыли свою страну сетью железных дорог, которые у них дошли до Западной Сибири и Афганистана (современные планы МПС КНР – скоростные дороги до Ирана и Европы, что я сам видел на выставке ЭКСПО в Шанхае в сентябре 2010 г. – М.К.) Сперва покорив изнеженную Японию и завоевав Соединенные Штаты (в чем им помогла новая гражданская война в Америке между Севером и Югом), китайцы далее переселили в Северную Америку часть своего избыточного народа. А потом захватили господство над Атлантикой, разгромили европейские флоты – и подчинили себе Европу. Упразднив в ней национальные государства, китайцы учредили Соединенные Штаты Европы. Каковые были лишены флота и армии. Парламенты и местные традиции европейцам сохранили. Франция попала под власть Ротшильдов, вся ее элита стала еврейской («с президентом в пейсах и ермолке»). В Париже открылось множество китайских ресторанов. Благодаря успехам телефонии (Данилевский рисует просто какой-то Интернет!) можно было обедать в ресторации «Столица мира – Пекин» и, «кушая, в то же время следить за любой парижской и даже более отдаленной сценой…»
При этом расцветает вульгарная массовая культура, воскрешающая худшие образцы древнеримских развлечений для черни (как это похоже на нынешний день!). Больше нет адвокатов: есть только прокуроры и милующий богдыхан. Изобретенная сыворотка правды (вернее, специальный газ, подавляющий волю) заставлет подозреваемых рассказывать все о своих поступках и даже мыслях. Следствие и судопроизводство упрощено. Вся выборная демократия захвачена в руки хозяевами денег и кредитов – евреями. Женщины предпочитают ходить почти голыми: свобода нравов. Кольца, пояса и браслеты на них – на африканский манер. Все электрифицировано. Но при этом – «реальность, поклонение природе». «Мы зато чужды предрассудков!» - с гордостью говорит французский академик русскому путешественнику во времени Порошину.
«…Живопись заменена китайщиной, безжизненной, сухой, ремесленной, всюду лезущей и все поглощающей фотографией…
Мелодия у вас исчезла: ее больше нет и следа! Ни песни, ни былого, задушевного, чудного французского романса, ни единой сносной музыкальной картины… Волны бессмысленных тонов и звуков, без страсти и выражения, - хаос!
…Вы заменили комедию и драму … глупейшим, но реальным водевилем, с провальями и переодеваниями, гнусным сумбуром цинических, будничных, уличных сцен…
Вы презираете все, что не ведет к практической, обыденной, низменной пользе! Вы пренебрегаете идеями великого философского цикла и дали развитие одному – практическим, техническим, не идущим далее земли, наукам и ремеслам. Вы отдали луч Солнца за кусок удобрения, песню вольного, поэтического соловья за мычание упитанной для убоя телушки…
- Зато мы верны природе! – повторил академик-француз, закуривая у столика ресторана кальян с опиумом.
- Зато вас, свободных французов, поколотили и завоевали китайцы и поработили евреи, - с бешенством ответил Порошин…»
Читаешь это – и мороз по коже пробегает. Данилевский ошибся только в датах: в 1968 году процесс либерально-монетарного, постмодернистского «дегенеранса» только начинался. А в остальном – если сделать поправку на архаичность языка – от в 1868 году описал наш сегодняшний день и возможное будущее. В одном он ошибается: у него сильная Россия отпугнула от себя Китай. И русские в союзе с китайцами поделили мир. В нашей реальности такого не будет. Русские – тоже возможная добыча Китая. 
Китай прекрасно понимает, что грядет гибель нынешнего мира и что дальше ему придется драться за передел планеты. У него просто нет иного выхода. И недаром КНР строит авианосцы. Не зря ее ВВС, обретая летающие танкеры, готовятся вести бои за тысячи километров от Поднебесной. 
На что рассчитывали западные глупцы, когда с визгом начали перевод промышленности в Китай? Ведь есть простая, как медный пятак, истина: только в процессе материального производства человеческий ум обостряется и обогащается. А без него – засыхает и деградирует. И в эпицентре производства рано или поздно обоснуются самые крупные банки, самые лучшие университеты и научные центры. То есть, своим переводом производства в Китай идиоты-западники сами вручили ему ключи от глобальной гегемонии.
Не только гениальный Данилевский предупреждал о грядущем рывке Китая к планетарному господству. В 1908 году Герберт Уэллс опубликовал свой роман «Война в воздухе», где прозревал великий рывок азиатской (у него – японо-китайской) цивилизации. Начинается мировая война (в воздухе, с помощью межконтинетального флота дирижаблей-бомбардировщиков), Германия крушит Соединенные Штаты, но тут на арену врываются японо-китайцы с более совершенными воздушными кораблями. С техникой, которая ничем не уступает западной. 
«…А тем временем Китай не зевал – эти их миллионы миллионов только подучить надо было, и стали они не хуже нас…»
То, что казалось бредом в 1908 году, то, что еще в 1985-м выглядело как видения больного разума, становится реальностью сейчас. Китай выходит вперед, пользуясь упадком белой расы. Расы, которая сама себя уничтожает и своими же руками губит все то, что когда-то привело ее к глобальному лидерству. То есть, уверенность в себе, самодисциплину, умение учиться и изобретать. Нет, Китай не идеален, он делает множество ошибок. Но он ошибается гораздо меньше, чем нынешний Запад. И потому обходит его, набираясь силы. Китайцы тщательно изучили печальный опыт СССР и обходят то, на чем сломали шею русские. Китаю совсем не обязательно кидаться на завоевание мира своими дивизиями: ему достаточно просто сохраниться. Просто быть тогда, когда остальной мир осыплется мелкими обломками, обратится в пыль. Тогда выиграет тот, кто сохранит организованный, дееспособный государственный аппарат, промышленность и сельское хозяйство, науку и образование. А с этим у КНР хорошо. В момент, когда все прочие рассыплются, уцелевшему Китаю останется только войти на безвластные территории, получив в руки бескрайние просторы плодородных земель, бассейны великих рек, таежные массивы, нефть, газ и залежи почти всей таблицы Менделеева (трасса БАМа). 
У китайцев хватит бойцов и безжалостных генералов, чтобы истребить лишних мусульман, чтобы растечься по Азии. Освоить Казахстан и Сибирь, стать твердой ногой на Ближнем Востоке и колонизировать Африку. Они по численности – второе человечество. 
Таким образом, читатель, нам придется жить в мире, где Китай объективно становится сверхдержавой. Где сила его и влияние станут только возрастать. 
Не буду корчить из себя знатока Китая. Быть может, КНР и распадется, не справившись с внутренними противоречиями. Тогда, конечно, мировой хаос будет просто ужасен. Но пока слишком многое говорит о том, что Китай справится и устоит. 
И будет предъявлять все больший спрос на углеводороды и на продовольствие…

Сумеречная эпоха 

Можно гарантировать еще несколько пренеприятнейших обстоятельств.
Нам придется жить в мире, где дорогими будут продовольствие, нефть и газ, пресная вода. О том, что Китай потребляет все больше этих ресурсов, сказано достаточно. Как и о том, что запасы нефти в Персидском заливе не прирастают, а добыча «черного золота» в Северном море угасает. Каспий никак не тянет на роль замены и того, и другого. И все со страхом ждут момента, когда на извлечение одной тонны нефти придется тратить энергию, эквивалентную той же тонне. Или больше. Ибо тогда добыча «черного золота» утратит всякий смысл. Да, друзья, насчет нефтяной проблемы наверчена тьма спекуляций, однако момент вот такого «энергетического креста» может настать. Тем более, что нефть в месторождениях даже при лучших нынешних технологиях может извлекаться не более, чем на 60%. Остальное – те запасы, что извлекать просто невыгодно с точки зрения энергозатрат. Боюсь, что в обозримом будущем человечество столкнется с проблемой исчерпания энергетически рентабельных месторождений «черной и жирной». А это – само по себе суровое испытание для нынешней цивилизации, выросшей на доступной и относительно дешевой нефти. 
Но разве только в нефти дело? Не прирастает площадь плодородных земель – лишь только уменьшается из-за эрозии. 
Фактом станет нарастание дефицита продовольствия и его удорожание. А это – гарантия «бунташности» для огромных бедных масс населения планеты, на которой два миллиардадуш вынуждены прозябать на два доллара в день. Для них дорожание еды равносильно голоду. 
Что там еще, в нашем списке совершенно неотвратимых проблем нового века? Мы совершенно точно можем сказать, что будем жить в условиях бунтов и конфликтов в исламском мире. В условиях прогрессирующего потока мигрантов оттуда на пустеющие и стареющие земли Белого мира. При том, что в XXI столетии расползание ядерного оружия уже не остановить никакими силами. Равно как и новое его применение с 1945 года. Пускай и разрозненное, а не массированное. Тем паче, что определились зоны будущего хаоса и острейших конфликтов: Афгано-Пакистан, Ирак (Междуречье), Израиль, зона Персидского залива. 
Мы еще увидим сепаратизм в Европе – и конфликты между мигрантами и белым населением там же. Кризис старения основных фондов и инфраструктуры, что захватит и Европу, и США. 
Но разве все это – новости для вас? Я же хочу обозначить еще одну группу лишений и жестоких испытаний. Общее имя им – кризис Белого мира. Стран, населенных белыми. 
Белый мир, слабея и дряхлея, теряет пассионарность и способность к лидерству, впадает в новое варварство. Каковое отличается он молодого, изначального варварства так же, как впавший в детство старик – от цветущего ребенка...


Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
2 + 11 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.