В г. Армавире в Краснодарском крае открылся музеи холодного оружия. ФОТО

На открывшейся недавно в Армавирском краеведческом музее выставке холодного оружия представлены более сотни экспонатов с древних времён и до наших дней. Половина из них — казачьи, хранящие истории своих хозяев.

На особом месте — казачья реликвия с нанесённой гравировкой на клинке «Шашка казака Краморова убитого шахсвенами на посту Диманъ 1810». Она появилась в экспозиции из коллекции Леонида Михайловича Кузина, потомственного казака, члена Армавирского РКО Лабинского отдела Кубанского казачьего войска.

Заведующий отделом истории краеведческого музея Роман Засухин рассказал, что о самом казаке Краморове ничего неизвестно. Оставалось только догадываться при каких обстоятельствах он погиб, и кто решил увековечить его имя на этой шашке. Вероятно, что казака — он погиб в неравной схватке во время Русско-Персидской войны (1804-1813), причиной которой стало присоединение Восточной Грузии к России.

- Первый раз увидел эту шашку в коллекции Кузина, и сразу обратил на неё внимание, потому что она — единственная, на которой нанесена памятная надпись, - сказал Роман Засухин. - Обычно коллекционеры не рассказывают, как они пополняют свои коллекции новыми экземплярами: будь то покупка, продажа, обмен.

Сколько времени шашка Краморова находится у Кузина сам новый владелец реликвии уже и не помнит. Леонид Михайлович рассказывает, что однажды в Успенском районе его познакомили с пожилым потомком Краморова, у которого хранилась их семейная реликвия. Как знатоку холодного оружия, раритетную шашку показали Кузину, а спустя некоторое время ему вообще предложили приобрести её в свою коллекцию.

- В давние времена рассказывали, что убитый Краморов был похоронен в 1810 году вместе со своим оружием — шашкой и кинжалом, - вспоминает Леонид Михайлович. - Потом то ли его перезахоронили, то ли по случайности комсомольцы раскопали его могилу, но шашку подняли на свет божий и передали потомкам казака. У них она и хранилась всё это время.

Саму надпись на клинке не каждый сможет разобрать — уж больно она мелковата. Поэтому армавирские музейщики при оформлении выставки изготовили специальную табличку, обращающую внимание на этот ценнейший экспонат. Но загадка в надписи продолжает существовать, значение названия поста «Диманъ» — не раскрыто, назван ли он по имени, поблизости находившегося населённого пункта или реки, или же обозначает возвышенность - неизвестно.

По следам Леонида Михайловича музейщики обратились к успенскому краеведу Сергею Гайдуку, к слову сказать, несколько недель назад его избрали главой Убеженского сельского поселения. Он рассказал, что на старом кладбище в станице Убеженской есть памятник казаку Крамарову с такой же надписью, какая нанесена на шашке из музея. Более того, в июле 2012 года этому памятнику исполняется ровно 100 лет. На памятных табличках написано: «Здесь покоится прах хорумжаго хто.Черноморского полка Петра Федоровича Крамарова родившагося 7 по мая 1888 г. убитого 27 июля 1912 г.» и «Убитого шахсвенами на посту Дымань во время вазвъдки при защить руской границы. Нъсь большей любви аше кто душу свою положить за друзи своя».

- Судя по датам, указанным на памятнике, казак погиб в 24-летнем возрасте, но даты на шашке и памятнике разнятся на два года, да и одна буква фамилии «скачет», - рассуждает Сергей Гайдук. - Но вряд ли это «совпадение», можно быть уверенным, что речь идёт об одном Крамарове. Судя по характеру самого памятника, он мог быть поставлен как Кубанским казачьим войском, так и местными казаками. Памятник довольно дорогой, даже по современным меркам, поэтому местные старожилы до сих пор спорят о том, кто же его установил. По их рассказам, отец погребённого Крамарова — один из первых казаков, переселившихся на Кубань и основатель Убеженской. Дом Крамаровых стоит до сих пор недалеко от исторического центра станицы, и, судя по местным легендам, семья их была не просто зажиточной, а богатой и владела многими землями. Некоторые убеженцы уверены, что вместе с сыном похоронена и мать казака. Более того, по слухам, под этим памятником не просто могила, — а целый семейный склеп.

Достоверно известно то, что памятник подвергался множествам нападок: во время борьбы с царским режимом с него срезали двуглавых орлов — большого, который венчал памятник, и четырёх малых — украшавших его, а при наступлении немецко-фашистских захватчиков в 1942 году памятник был обстрелян. Следы от пуль навсегда остались на центральной табличке.

Сегодня Сергей Гайдук продолжает поисковые работы. Казаки Лабинского отдела готовится к работам по частичному восстановлению прежнего облика памятника Краморова. О том, как будет восстановлена эта частичка истории, надеюсь, мы узнаем совсем скоро.


Меланья Балюк
Фото: Александр Ковязин, Сергей Гайдук


Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
1 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.